scinquisitor (scinquisitor) wrote,
scinquisitor
scinquisitor

Легенда о пианисте

На днях прочитал я в ТрВ-Наука, что биологи на первой ваковской защите диссертации по теологии Павла Хондзинского «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского» устроили склоку и повели себя «неэтично по отношению к пожилому человеку, пианисту по образованию, к тому же защищающему третью диссертацию» [1]. Сразу возникли ассоциации: «не стреляйте в пианиста — он играет как умеет», «год не был в бане», «при покупке двух третья в подарок». Я было про себя похвалил ироничного автора, да вдруг понял, что написана статья серьезно: «Думаю, древние тексты о Боге требуют от нас внимательного чтения. Поэтому теология в светских университетах заслуживает права на существование. Но это должна быть теология высокого интеллектуального полета, как минимум на уровне отца Павла Флоренского…»; «На этих кафедрах будут преподавать лингвисты с курсами древнееврейского, латыни и древнегреческого, а физики, биологи и химики будут рассказывать об истории науки и концепциях текущего естествознания…». Этот план, назовем его «А», напоминает идею запустить в диван клопов и перевоспитать их в пчел, которые будут кормить нас медом. Увы, вероятно, так и будет, и за развитием этого почти неизбежного эксперимента мы будем следить, в том числе и по публикациям в «ТрВ — Наука и Теология».

Сходный план недавно предложила Высшая школа экономики (ВШЭ) [2]. Но, возможно, это тайный трехщелчковый план «Б» благородных университетов (БУ) — МГУ, ВШЭ, МИФИ и др., — находящийся на стадии бюджетной вареной полбы. Оказалось, что без Александра Сергеевича Пушкина нам здесь и дальше не обойтись, даже если не вспоминать «Мы добрых граждан позабавим…» [3]. Действительно, после заседания диссертационного совета подзащитный Павел Хондзинский сообщил: «В истории русской духовной мысли святителю Филарету принадлежит место, которое в истории русской словесности принято отводить Александру Сергеевичу Пушкину. Как Пушкин обращал в поэзию всё, к чему бы ни прикасался, так под пером святителя всё становилось богословием» [4]. Вредные рецензенты-биологи утверждают, что не все современники святителя Филарета (Дроздова) разделяли это мнение [5]. Например, в «Текущей хронике и особых происшествиях» князя В. Ф. Одоевского с эпиграфом из Пушкина 28 ноября 1867 года приведена очень ядовитая эпиграмма на смерть святителя («Покойник был шпион, чиновник, генерал, — теперь по старшинству произведен в святые»… далее не смею [6]).

И правда, почему для первой знаковой диссертации по теологии было выбрано исследование разработок митрополита московского Дроздова? Главный Теолог РПЦ и Глава диссертационного совета Илларион (Алфеев) развил гипотезы Филарета, «синтезированного из Отцов», исследованные в диссертации Павла Хондзинского. Сравним тезисы двух митрополитов:

Митрополит Филарет (1888 год): «Как небо, бесспорно, лучше земли и небесное лучше земного, то так же бесспорно лучшим на земле должно быть признано то, что на ней устроено по образу небесного, как и сказано было боговидцу Моисею: виждь, да сотвориши вся по образу, показанному тебе на горе (Исх. 25:40), то есть на высоте боговидения <…> Согласно с этим Бог, по образу Своего небесного единоначалия, учредил на земле царя; по образу Своего небесного Все-держительства устроил на земле царя самодержавного; по образу Своего царства непреходящего, продолжающегося от века и до века, поставил на земле царя наследственного <…> Царская наследственная власть есть и для народа важный и благотворный дар Божий. Благость Божия беспристрастна, и премудрость Божия всеобъемлюща; а потому если Бог дает царю дар, от которого должна зависеть судьба народа, то, без сомнения, Он дает сей дар, провидя и предустрояя тем благо всего народа» [7].

Митрополит Илларион (2017 год): «[Монархия —] именно та форма правления, которая себя в истории положительно зарекомендовала и имеет много преимуществ по сравнению с любыми выборными формами правления». Царь «помазывается на царство священнослужителями и получает не просто мандат от избирателей на правление на какой-то определенный срок, а санкцию от Бога через Церковь на свое правление, и оно является пожизненным до тех пор, пока он не передаст власть своему наследнику» [8].

Всё сходится! Кто сказал, что классические теологические уравнения не адаптируются под новые экспериментальные данные? Доказано, что теология работает, но наука ли это? До этой первой защиты у кого-то еще могли быть иллюзии, что теология — это недооцененная в России «крутая» западная наука. Немного странным казалось то, что даже у председателя диссертационного совета со скромным адресом «doctarantura.ru» митрополита Алфеева индекс Хирша по Web of Science совсем нескромный — единица. Рассмотрим некоторые новые идеи развития теологии после упомянутой защиты, представленные на конференции в МИФИ. Нам важно знать, что предлагают новообретенные коллеги в качестве перспективных направлений своих исследований: «Считать целесообразным формирование отрасли знания Теология” путем создания групп специальностей по религиозно-конфессиональному принципу (например, 26.01.00 — православная теология; 26.02.00 — исламская теология; 26.03.00 — иудейская теология)» [9]. Это очень смелое, но не всем ученым понятное разделение областей наук. Придется ли далее вводить специальности «Православная староверская теология — 26.01.01» и «Мухосранская квантовая механика — 31.01.99»?

На той же конференции предлагается «полагать необходимым при формировании экспертного совета по теологии Высшей аттестационной комиссии при Минобрнауки Российской Федерации и диссертационных советов по теологическим специальностям нормативно закрепить согласование их составов с соответствующими централизованными религиозными организациями» [9]. Сейчас идея о том, что состав советов научных экспертов должен одобряться Церковью, кажется преждевременной. Проще не считать теологию наукой, а ученым остальных дисциплин понаблюдать за ее развитием. Похоже, что Министерство образования и ВАК решили принять эту идею и уже убрали слово «наука» из названия степени (не доктор «теологических наук», а просто «доктор теологии»).

Если теология — это не наука, то что же это такое? Обратимся к авторитетам. Диссертант Павел Хондзинский сказал, что теология — это «саморефлексия Церкви» [10]. Патриарх Кирилл заявил, что теология «является систематическим выражением религиозной веры» [11]. «Религия должна преподаваться в школах с 1-го по 11-й класс», — это уже митрополит Илларион [12]. «Что касается богословия — оно исходит из безусловного факта существования Божественного Откровения, заключенного в Священном Писании. Богословие включает в себя общее учение Церкви, сформулированное Церковью на основе Писания», — продолжает Хондзинский [13]. Этого уже достаточно, и фиговый листок сброшен: теология — это религия!

Нас не волнует религия в церкви или у себя дома, но мы против религии в научных и образовательных государственных институтах. У нас в науке нет ничего запрещенного, и мы можем говорить всё что угодно. При обсуждении диссертации по теологии мы, ученые, можем и будем использовать и трактовать все факты и гипотезы. Может возникнуть научный спор: не был ли признанный святой не очень приятным человеком? Парадокс в том, что такая дискуссия может казаться оскорбляющей чувства верующих (статья 148 УК). Ученого таким образом оскорбить нельзя. Теория относительности Эйнштейна не оскорбляет теорию Ньютона. И, возвращаясь к началу, спросим: надо ли нам снисходительнее относиться к квантовой электродинамике барабанщика Ричарда Фейнмана?

Юрий Панчин,
докт. биол. наук, зав. лаб. № 12 ИППИ РАН,
вед. науч. сотр. НИИ ФХБ им. А. Н. Белозерского МГУ

Источник:
http://trv-science.ru/2017/07/18/legenda-o-pianiste/
Tags: религия, теология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →