scinquisitor (scinquisitor) wrote,
scinquisitor
scinquisitor

  • Mood:

Игра в ультиматум

“Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака, и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе”
- Бытие, 22:2

Не редко люди сталкиваются с тяжелым моральным выбором. Хорошая иллюстрация сложного выбора приводится в видео, которое я недавно посмотрел и хотел бы обсудить. Видео составлено из фрагментов чешского фильма “Мост”, который в 2004 году был номинирован на премию Оскар (лучший короткометражный фильм). Ниже содержатся спойлеры. Обсуждение касается в большей степени отечественного клипа, чем всего фильма. 

Краткий сюжет такой: главный герой разводит мост над рекой, по которому проходит железная дорога. Он сталкивается с проблемой выбора: он должен опустить мост перед несущимся поездом и спасти пассажиров, но в этом случае ему придется убить ребенка, любимого сына, который будет раздавлен опускающимся мостом. Герой жертвует сыном, спасает поезд. Сначала он страдает, но потом он встречается взглядами со спасенной женщиной и ее сыном и понимает, что поступил правильно.

Начну с того, что опишу наиболее вероятную схему моего поведения на месте главного героя. Я не опущу мост. Я побегу вытаскивать сына, а уже потом, если останется время, опущу мост. Я попробую спасти всех даже если шансы нулевые. Я не берусь утверждать, что мое решение – единственно верное. Просто я не вижу для себя другой схемы поведения, хотя допускаю, что в условиях стресса мои суждения могут исказиться. Я так же осознаю, что некоторым ближе другая точка зрения.

В действительности, в основе сюжета лежит стандартная дилемма, которая очень популярна среди психологов и нейрофизиологов, она называется “игра в ультиматум”. В классическом варианте игры тоже предлагают принести жертву, чтобы спасти группу людей. Оказывается, что в момент решения этой и аналогичных дилемм у людей активно работает область мозга, которая называется префронтальной корой [1] (вернее, определенная часть этой коры). Люди с повреждениями этой области мозга по сравнению с здоровыми людьми и людьми с повреждениями других областей мозга, более склонны оправдывать утилитарное решение дилеммы – убийство одного ради спасения многих [2-5]. Эксперименты показывают, что люди с повреждениями префронтальной коры “считают” количество жертв при возможных вариантах развития событий и используют арифметическую разницу числа жертв в качестве основного критерия правильного выбора. Например, следует толкнуть одного человека под колеса трамвая, чтобы спасти десять человек, но не следует этого делать ради одного человека. Но из факта, что такое мышление может быть вызвано патологией мозга абсолютно не следует ошибочность самого типа мышления.

Недавние исследования показали, что префронтальная кора используется при решении моральных дилемм, чтобы распознавать и учитывать мотивы людей [6]. Рассмотрим четыре ситуации:

1. Сотрудница наливает своему начальнику кофе. Она кладет в кофе сахар.
2. Сотрудница наливает своему начальнику кофе. Она думает, что кладет в кофе сахар, но оказывается, что это был не сахар, а яд. Начальник умирает.
3. Сотрудница наливает своему начальнику кофе. Она кладет в кофе яд. Начальник умирает.
4. Сотрудница наливает своему начальнику кофе. Она думает, что кладет в кофе яд, но оказывается, что это был не яд, а сахар.

Люди без повреждений префронтальной коры склонны осуждать сотрудницу за попытку отравления, независимо от успеха этой попытки (3,4). Люди с повреждениями префронтальной коры осуждают сотрудницу независимо от мотива, они смотрят только на результат (2,3). Можно заметить, что вся система современной юриспруденции строится на допущении, что мотив играет очень большое значение: за неудачное покушение на убийство назначат более суровое наказание, чем за причинение смерти по неосторожности (Юридически в соответствии с УК РФ убийство по неосторожности не может существовать, так как понятие «убийство» уже указывает на форму вины в виде умысла на причинение смерти).

Итак, показано, что повреждение префронтальной коры ведет сразу к двум эффектам. Во-первых, человек использует количественный критерий при решении игры в ультиматум, как это делает главный герой фильма. Во-вторых, моральные суждения человека скомпрометированы: он не в состоянии учитывать мотивы людей.

Можно утверждать, что с точки зрения нейрофизиологии, главный герой поступает ненормально: он поступает так, как склонен поступать человек с нарушением префронтальной коры, с дефектом в системе, отвечающей за моральный выбор. Косвенно о каких-то нейрофизиологических дефектах героя говорит и та блаженная улыбка, которую появляется на его лице в конце фильма.

С точки зрения теории эволюции и идеи продолжения рода поступок главного героя ошибочный. Ребенок несет гены своего отца, а на поезде вряд ли были близкие родственники героя.

С точки зрения человечества (в рамках идеи социального дарвинизма) герой поступил правильно. Нужно быть довольно безответственным человеком, чтобы допустить такую ситуацию: за мостом не уследил, за сыном не уследил. Можно увидеть некоторый положительный момент в том, что гены героя не передадутся в следующее поколение. Следующий правильный шаг для героя (в рамках такой концепции) – уйти в монастырь и не иметь потомства.

Картина меняется с точки зрения личных ценностей. Люди все время умирают. Аварии, катастрофы, убийства, болезни, голод, старость – мы окружены смертью других людей. И мы не плачем по тем сотням тысяч людей, которые умирают каждый день. Зато мы всегда плачем по родным и близким, по тем, кого мы знаем. Если оценивать насколько нам дороги люди по количеству слез, которые мы прольем в случае их гибели, то один родной человек окажется сильно дороже половины населения земного шара и уж точно дороже сотни пассажиров поезда.

Так же можно поставить вопрос о личной ответственности. С одной стороны герой отвечает за поезд и за мост, будучи разводящим моста. С другой стороны герой отвечает за своего сына, будучи отцом. И выбор героя тогда сводится к следующему: быть хорошим отцом или быть хорошим сотрудником “Железных Дорог Чехии”?

Далее, есть вопрос об уголовной ответственности. Если поезд пойдет под мост, герою не избежать наказания. В таких случаях в России подключился бы сам премьер министр, как это было в случае с недавним пожаром в клубе “Хромая Лошадь” в Перми при котором 156 человек погибло из-за халатности инспектора госпожнадзора и администрации клуба [7]. Скорее всего, то же самое было бы и в Чехии. Кто-то должен понести ответственность за национальную трагедию. Но если умрет сын, герою скорее всего удастся представить убийство как несчастный случай. Невозможно доказать, что герой знал о том, что убивает своего сына, опуская мост. Таким образом, герой избегает наказания за свою некомпетентность ценой жизни ребенка. С точки зрения собственных шкурных интересов герой поступил верно.

Теперь мы подошли к завершающей точке зрения. Это религиозная точка зрения. Тысячелетия назад ее сформулировали так: „Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака, и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе“ (Бытие, 22:2). Интересно, что единственное серьезное отличие дилеммы, представленной в фильме от классического варианта из учебников по психологии, заключается в том, что как и в Библии, в фильме приносят в жертву именно сына. Возможно, это совпадение, но мне так не кажется.

Идея приносить в жертву одного ради спасения многих не является исключительной чертой христианства. Например, древние ацтеки приносили людей в жертву, чтобы боги послали хороший урожай или победу на войне – то есть ради всеобщего блага, ради всеобщего спасения. Если допустить, что ацтеки искренне верили в свои ритуалы, то они стояли перед той же самой дилеммой и поступали точно так, как поступил герой фильма.

С такой точки зрения главный герой поступил абсолютно правильно. Более того, герой не мог поступить иначе и остаться положительным персонажем. Авторы клипа открыто об этом говорят и прямым текстом сравнивают поступок героя с поступком христианского Бога, который пожертвовал своим сыном (Христом) ради нашего спасения (прямое указание на это отсуствует в оригинальной версии фильма, оно есть только в отечественном клипе).

Итак, о чем же фильм? Этот фильм про всю серьезность игры в ультиматум? Конечно, нет. Давайте называть вещи своими именами: этот фильм (а в большей степени отечественный клип) про абсолютизацию христианской морали. Но Христос самостоятельно принял решение о том, чтобы принести себя в жертву, это был его выбор. В фильме, напротив, погибает мальчик, а выбор делает отец. В таком случае, не уместнее ли сравнивать отца с Иудой?

Вот еще пара слов о библейской морали. Я уже объяснил, что людям с нарушениями префронтальной коры свойственно судить о событиях по конечным количественным результатам. Давайте рассмотрим книгу Иова. В начале нам рассказывают о богатстве Иова:

Был человек в земле Уц, имя его Иов; и был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла. И родились у него семь сыновей и три дочери. Имения у него было: семь тысяч мелкого скота, три тысячи верблюдов, пятьсот пар волов и пятьсот ослиц и весьма много прислуги

Затем Бог поручает Сатане испытать Иова:

И сказал Господь сатане: вот, он в руке твоей, только душу его сбереги. […] И отошел сатана от лица Господня и поразил Иова проказою лютою от подошвы ноги его по самое темя его

Далее Иов лишается всего: всю его родню вырезают, скот погибает, а самого Иова поражают болезни. Но поскольку он не отрекся от Бога, тот вознаграждает его:

И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние: у него было четырнадцать тысяч мелкого скота, шесть тысяч верблюдов, тысяча пар волов и тысяча ослиц. И было у него семь сыновей и три дочери” [8]

Получается, что вроде и не важно, что Бог допустил убийство сыновей Иова, его жены, прислуги и так далее. Важен результат. А в результате Бог все вернул сполна. Более того, Иов получил больше скота, чем раньше, то есть был награжден! Мышление, оценивающее добродетель с помощью арифметики, способность приносить в жертву людей, ради чего-то “большего” – все это признаки нарушений в префронтальной коре, которые демонстрируют как авторы ветхого завета, так и авторы обсуждаемого фильма, являющиеся носителями религиозной морали.

Выше я привел достаточно аргументов, чтобы показать, что выбор главного героя очень сложный, неоднозначный. Хотя ситуация легко анализируется с конкретных позиций, универсально ответа нет. Большинство моральных дилемм именно такие - неоднозначные, сложные, неприятные. Но христианская религии традиционно стоит на идее существования абсолютных истин, таких как существование Бога. Абсолюты морали – не исключение. Более того, из утверждения о существовании абсолютных представлений о добре и зле Фома Аквинский в своей Сумме Теологии выводят существование Бога:

Мы замечаем, что все в мире различно. Существуют различные степени, скажем благодати или совершенства. Мы судим о степенях, только сравнивая их с абсолютным максимумом . Человеческой природе свойственно как хорошее, так и плохое, поэтому человек не может обладать абсолютной благодатью. Поэтому в качестве образца совершенства должен существовать другой абсолютный максимум благодати – мы называем этот максимум богом.

Авторы клипа, чья религиозная аффилиация не вызывает никаких сомнений, словно говорят: “никакой дилеммы нет, все просто, есть абсолют, есть правильный выбор, и Бог показал его нам, когда отдал своего сына в жертву ради нашего спасения”. Если Бог отдал сына в жертву, то как же можно не отдать своего? Я считаю, что это примитивизация одной из сложнейших моральных дилемм, глубину которой авторы не в состоянии осознать. На самом деле нет никаких абсолютных правил поведения. Есть выбор и этот выбор характеризует каждого из нас как личность. Но это вовсе не означает, что наше субъективное представление о том, как следует поступать - универсально, а представление о добре и зле даровано свыше. На самом деле все намного сложнее, существует множество исходных позиций, из которых следуют совершенно разные оценки ситуации.

Список литературы:

1. Greene, J.D., Sommerville, R.B., Nystrom, L.E., Darley, J.M., and Cohen, J.D.
(2001). An fMRI investigation of emotional engagement in moral judgment.
Science 293, 2105–2108.

2. Mendez, M.F., Anderson, E., and Shapira, J.S. (2005). An investigation of moral
judgement in frontotemporal dementia. Cogn. Behav. Neurol. 18, 193–197.

3. Ciaramelli, E., Muccioli, M., La` davas, E., and di Pellegrino, G. (2007). Selective
deficit in personal moral judgment following damage to ventromedial
prefrontal cortex. Soc. Cogn. Affect. Neurosci. 2, 84–92.

4. Koenigs, M., and Tranel, D. (2007). Irrational economic decision-making
after ventromedial prefrontal damage: evidence from the Ultimatum Game.
J. Neurosci. 27, 951–956.

5. Koenigs, M., Young, L., Adolphs, R., Tranel, D., Cushman, F., Hauser, M., and
Damasio, A. (2007). Damage to the prefrontal cortex increases utilitarian moral
judgements. Nature 446, 908–911.

6. Young, L., Bechara, A.,Tranel, D., Damasio, H.,Hauser, M. and Damasio, A. (2010)
Damage to Ventromedial Prefrontal Cortex Impairs Judgment of Harmful Intent. Journal Neuron.

7. www.rian.ru/general_jurisdiction/20100329/216998571.html

8. ru.wikisource.org/wiki/Книга_Иова
Tags: Бог, мораль, религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →