scinquisitor (scinquisitor) wrote,
scinquisitor
scinquisitor

  • Mood:

Апофения. Глава 3. Обманутые

Предисловие


Апофения — переживание, заключающееся в способности видеть структуру или взаимосвязи в случайных или бессмысленных данных. Термин был введён в 1958 году немецким нейропсихологом Клаусом Конрадом, который определил его как «немотивированное видение взаимосвязей», сопровождающееся «характерным чувством неадекватной важности».

Все персонажи и ключевые события, описанные в данной новелле, являются вымышленными. Ввиду своего содержания новелла не рекомендуется никому. Данное произведение содержит материалы чувствительного характера для некоторых слоев религиозной общественности. Таким людям чтение особенно не рекомендуется.

Сайт новеллы:
https://sites.google.com/site/thestoryofapophenia/home

PDF главы (с курсивом) PDF главы (без курсива)

<<Глава 1>><<Глава 2>><<Глава 4>>

Глава 3. Обманутые

Я люблю тебя, нежно прошептали его губы Люблю больше всего на свете. Ты такая хорошая. Ты самая лучшая. Ты чиста как горный хрусталь, свежа как морской бриз. Я хочу пробовать тебя на вкус. Я хочу выпить тебя всю, без остатка”. Макс на секунду отвел глаза от стоящего перед ним графина с водой и снова шепнул: “Любимая моя”.

“Макс, ты опять общаешься со своей водой? — раздался недовольный женский голос из спальни. — Не делай этого!


Милая, ты же знаешь…”

Что если говорить воде, что ты ее любишь, она заряжается положительной энергией, закончила за него Мэри, Да-да, ты слишком много времени проводишь у экрана”.

И она становится полезной! Мы проверяли в институте. Теперь только такую воду пьем. Называется структурирование воды. Опыты Жака Бенвениста впервые показали, что у воды есть память, наставническим голосом пояснил Макс, наливая воду в стакан. — Ты будешь, любимая?

Память, говоришь? А помнит ли она, как недавно ее спускали в туалете? Смотри, ведь отомстит! И ты давай уж определись, кто у тебя любимая — я или она, — воскликнула Мэри, надувая губы. — Нет. Лучше принеси мне апельсинового сока”.

Сейчас принесу”.

“У тебя сегодня ночные исследования? Не опоздаешь?

Опоздаю”.

“Отругают?”

“Отругают”.

“Ну и славно. Ты только потом не забудь сказать себе, как ты себя любишь. Ну, чтоб негативную энергию победить”, — хихикнула Мэри.

“Очень смешно! Макс протянул сок жене. Мэри была светловолосой стройной девушкой с умными голубыми глазами. Сейчас она скромно улыбалась, завернувшись в одеяло, словно в кокон, и нежно разглядывала мужа. Макс сутуло стоял рядом с кроватью. Он был невысоким мужчиной с короткими темными волосами и щетинистым подбородком.

Ай! Ты ударил меня током! вскрикнула Мэри, чуть не пролив сок на одеяло.

Макс застенчиво посмотрел вниз на шерстяной ковер и на свои домашние тапочки, а потом наклонился к ушку Мэри и тихо шепнул: “Не бойся, это всего лишь магия”. В детстве Мэри часто болела и не могла ходить в школу. Родители обучали ее самостоятельно, на дому, и девушка оставалась наивной во многих вопросах, которые изучались на уроках. Макс с некоторой грустью отмечал для себя, что Мэри до сих пор буквально понимает число Авогадро, не знает о пользе раздельного сырого питания, не в курсе многих великих открытий и откровений.

Купишь на обратном пути муки?

Хорошо, куплю”.

Ура! Мы будем питаться булочками! засияла Мэри.

Завтра будем питаться булочками. И послезавтра. А потом сами станем булочками”, усмехнулся Макс, надевая толстовку.

Через пятнадцать минут Макс стоял на улице и вдыхал свежий воздух. За его спиной был уютный деревянный коттедж. В окне на втором этаже горел свет, — Мэри не спала.

Не так представляли себе фантасты светлое будущее человечества конца XXI века. Ни ледникового периода, ни вызванных таянием льдов наводнений, обильно разбавленных там и сям очередным ураганом или тайфуном. По городским улицам не ходили случайные киборги, а армии клонов не было в проекте даже у Соединенных Штатов. На первый взгляд казалось, что ничего не изменилось за последние сто лет в этом мире. На первый взгляд многое кажется.

Макс любил читать старые книги. Его всегда интересовало, как люди прошлого представляли себе будущее, вернее, теперь уже настоящее. Больше всего его забавляло, что раньше считалось престижным жить в большом городе, в то время как куда удобней жить где-нибудь в лесу, где нет громких соседей, где воздух чист, а под окном растут ягоды и грибы. Иногда Макс подумывал, что неплохо было бы перебраться в пещеру. Он даже приметил себе одну неподалеку, но боялся, что Мэри не одобрит. Конечно, не одобрит. Куда ей до мудрых старцев востока, знавших толк в хорошей пещере?

Макс открыл дверь гаража и выдернул зарядное устройство электромобиля из розетки. Это была небольшая машина на двоих, без багажного отделения. Средство передвижения по современным меркам было сравнительно новым: выпущено с завода чуть более двадцати лет назад. В то же время оно было медлительным и нуждалось в регулярном ремонте. Путешествие до места работы занимало больше часа, несмотря на хорошее шоссе и почти полное отсутствие трафика. Самым неприятным было то, что машину требовалось подзаряжать в обоих концах пути. Особенно неудобно, когда опаздываешь. Но в условиях дефицита электромобилей Макс считал, что ему очень повезло. Это намного лучше, чем использовать автомобиль последнего поколения. Там, чтобы поехать, одной ногой нужно было нажать на “газ”, другой на “тормоз”, и начать вращать обе педали. В газетах об этом писали как о борьбе за здоровье нации и способе экономить топливо и электроэнергию. У Макса для таких целей имелся обычный спортивный велосипед.

Застегнув ремень безопасности, Макс вдавил педаль, и электромобиль покатил по серой асфальтированной дороге. Спидометр показывал сорок километров в час. Многие современники сказали бы, что ехать на такой небезопасной скорости было безрассудством. Ведь по статистике вероятность попасть в аварию и без того огромна. Эта вероятность более чем достаточна, чтобы сократить срок жизни среднестатистического водителя на несколько лет, даже если не учитывать ее сокращения от переживаний за сбитых среднестатистических пешеходов.

Но дело было не только в том, что Макс опаздывал. Ему не терпелось попасть на работу, ведь, как ему казалось, он был на пороге открытия, которое перевернет мировую науку. Наконец он увидел впереди хорошо знакомый предупреждающий знак:

Территория НИИВТНЭ. Несанкционированный въезд воспрещен

Научно-исследовательский институт военных технологий Новой Эры не случайно находился вдали от крупных городов, в глуши. Институт являлся объектом строжайшей секретности. Здесь разрабатывались и тестировались самые передовые средства боевого назначения под финансированием министерства обороны. Здесь не занимались разработкой ядерного оружия или беспилотных самолетов. Здесь не создавались новые модели танков или пулеметов. Не производили здесь и ракетные носители с военными спутниками. На все это здесь смотрели свысока, как на прошлый век. Хронологически так оно и было.

Дальнейший путь был ярко освещен высокими серебристыми фонарями, стоявшими по обеим сторонам дороги. В сотне метров впереди виднелся первый блокпост. Хмурый офицер с автоматом и в каске из кевлара, окрашенной в цвет хаки, безмолвно проверил документы Макса, после чего внимательно осмотрел электромобиль. Удовлетворенный, он подал знак напарнику, чтобы тот открыл ворота. Вскоре узкая полоса дороги сменилась гигантской серой площадью, напоминающей огражденное поле аэродрома. Вдали, словно маяк, ярким белым светом сиял путеводный огонек фонаря, освещавшего второй пропускной пункт. Въезд на внутреннюю территорию на личном транспорте был запрещен. Макс припарковал свой электромобиль на охраняемой стоянке и оставил его заряжаться.

Через высокий забор, украшенный колючей проволокой и яркими предупреждающими знаками, изображавшими печальную судьбу неавторизованных посетителей, было видно, как в свете луны поблескивала стеклянная поверхность первого технического корпуса. Макс успел пройти несколько метров в сторону второго пропускного пункта, когда вспомнил, что он не отстегнул ремень безопасности. Маленький оберег в виде ремня лежал в ящичке рядом с приборной панелью электромобиля и традиционно застегивался по время поездки, привлекая удачу и защищая от аварий. Перед выходом из транспорта, по очень давней традиции, ремень расстегивался. Пришлось вернуться к машине.

Тем временем еще два человека в форме подошли, чтобы повторно удостовериться в подлинности пропуска и личности предполагаемого сотрудника.

Можете идти, господин Коваль. Распишитесь здесь, напротив отметки о прибытии”, офицер в каске протянул Максу ручку и лист бумаги. Вдали послышался гул вертолета: древнее гигантское насекомое летело над окрестными полями, словно шершень, гудящий шершень, с прожекторами вместо фасеточных глаз. Безопасность превыше всего.

Отдел космических проектов был расположен в третьем, самом большом корпусе института, на его верхних пяти этажах. Под ним располагался отдел дистанционной передачи информации. Еще ниже отдел анализа биоматериалов. Но самым секретным местом, гордостью института, был отдел Суб-1, находящийся в подземной части здания. Это место было настолько секретным, что никто не знал, чем там занимаются, кроме горстки сотрудников обладателей специальных пропускных карточек. Все им завидовали. Ходили слухи, что там, в Суб-1, работают над созданием психотропного оружия нового поколения, оружия, сводящего противника с ума в считанные минуты, в любой точке земного шара. Но Макс относился к таким слухам скептически. Никакого психотропного оружия нет и быть не может. Министерство обороны не стало бы тратить миллиарды на разработку оружия, которое уже существует в наилучшем виде: телевидение.

Когда перед Максом открылась автоматическая входная дверь корпуса, его внимание привлекли обернутые в целлофан ящики, расставленные по всему первому этажу. Раньше их здесь не было. Худощавый человек в белом халате стоял рядом с одним из ящиков и с задумчивым видом что-то записывал в блокнот. Ящик выглядел потрепанным, а на его крышке было затертое изображение: что-то симметричное, круглое, непонятное. Заметив Макса, человек в халате отложил блокнот и строгим, но учтивым голосом попросил не задерживаться: “Проходите, здесь не на что смотреть. Доставка биологических образцов. Ничего не трогайте”.

Макс пожал плечами и прошел к лифту. Поднявшись на двенадцатый этаж, он оказался в просторном светлом коридоре, уставленном мягкими белыми диванами. Макс сделал несколько шагов, подошел к одной из многочисленных дверей и вставил ключ-карту в разъем. Щелкнул механизм, и дверь открылась. Лаборатория номер десять.

Привет, Макс. Как там твой проект, дружище? Макс обернулся на голос. За его спиной стоял худой светловолосый мужчина в темно-синем костюме.

“Опять он. Каждый раз меня поджидает? подумал Макс, закрывая ладонью глаза. — Мой проект? Нормально. Но я тебе не дружище, приятель”.

Ты уже написал отчет? Я слышал, ты собираешься положить начало революции наших представлений о внеземных цивилизациях. Вот начальство-то обрадуется!

Через несколько дней буду сдавать. Осталось внести кое-какие детали”.

“Слушай, Макс, ты, что и правда, до сих пор веришь в свои летающие тарелки? Очнись! Ведь кто-то водит тебя за нос. Все твои материалы — это явная подделка! Причем низкого качества. Если бы я захотел, я бы сделал снимки не хуже. И как начальство тебе верит?”

“Ты сначала проанализируй столько данных, сколько я, а потом суди о том, что существует, а что нет. Мы с тобой уже тысячу раз это обсуждали. Я знаю, тебе бы очень хотелось, чтобы все финансирование по этому направлению досталось твоей исследовательской группе. Но, извини, не твой сегодня день”.

Настроение у Макса резко ухудшилось. Какой назойливый тип этот Реджинальд, как рыба-прилипала. У него и рот круглый, как присоска. Правда, у рыбы присоска на спине.

В этот момент открылась еще одна дверь в коридор. "Макс! Ты сегодня опоздал. Уж не гуманоиды ли тебя задержали? Может, зонд вставляли? на Макса с улыбкой, неумело скрывающей презрение, глядел невысокий толстячок в больших круглых очках. Макс нередко в своих мыслях сравнивал этого говорливого, нелепого человечка со сказочным существом, о котором писал когда-то писатель Толкиен. Нет, не с хоббитом. С маленьким троллем.

И тебя туда же, Джим, буркнул Макс. Катитесь к черту со своими комментариями”.

Макс, ты тратишь государственные средства на полную ахинею. Мы пробовали с тобой по-хорошему. Но ты ничего не хочешь слушать, — ухмыльнулся толстячок. — Над тобой весь отдел смеется за твоей спиной, а ты не замечаешь. Да что там отдел. Весь корпус!

Макс уже привык к подобным нападкам со стороны так называемых «коллег» и не обращал на них особого внимания. Старался держать себя в руках.

А еще весь корпус смеется над твоим толстым задом, который столь велик, что создает гравитационные аномалии, вносящие ошибки в измерения приборов. Еще чуть-чуть и предметы начнут летать вокруг тебя по орбите”, парировал Макс, намереваясь все-таки захлопнуть дверь.

Но Реджинальд нагло протиснулся в дверной проем и сменил шутливый тон на серьезный.

Макс. Хорошо. Ты приверженец классической уфологии. Ты до сих пор веришь, что человекообразные гуманоиды путешествуют в летающих кораблях, имеющих форму тарелки, несмотря на то, что корабль такой формы летать не может. В принципе. Хорошо, ты молодец, ты прав. Но сделай мне одно одолжение, пожалуйста, это займет пять минут, и я от тебя отстану. Проведи небольшой эксперимент. Нанеси на карту координаты всех «тарелок», которые вошли в твои самые надежные материалы наблюдений, начиная с сентября, на территории Евразии. Отметь цветом поступления по датам, кратным пяти и тринадцати. Будет познавательно, обещаю!”

“Надоел”, — Макс грубо вытолкнул Реджинальда за дверь и быстро закрылся. Наконец-то. Тишина. Ему хотелось поскорее забыть неприятный инцидент. Как обычно, он поставил чайник. Черный чай с лимоном и сахаром на заряженной воде быстро приводил в порядок расшатанные нервы. Макс удобно уселся в кресле за компьютером и задумчиво взглянул на последние измерения приборов. На экране высвечивались цифры, координаты новых наблюдений и самое приятное новые снимки, загруженные в базу данных. Нужно собраться с мыслями и взяться за работу.

Но любопытство и подозрение все-таки взяли верх. В голове Макса продолжали звучать слова Реджинальда. Кратным пяти, тринадцати. Черт возьми, что там может быть? Макс знал, что Реджинальд, хоть и часто ведет себя несерьезно, просто так ничего не говорит.

У меня есть база данных, куда помещаются все проверенные, подтвержденные независимыми источниками данные об НЛО, собранные по всему миру. Тысячи записей! Я уже много лет анализирую подобные данные. Даты здесь не имеют никакого значения. В словах Реджинальда нет никакого смысла! Это же просто даты!

Макс нервно прошелся по комнате, почесал затылок, дважды сходил умыться, выпил еще три чашки чая. Нет, ничего не помогает.

Ладно. Лучшее средство от иррациональных страхов знание. Проверка займет всего пять минут. Надо убедиться, что там ничего интересного нет, и расслабиться. Макс щелкнул клавишей и открыл электронную карту мира. Вся поверхность Земли была хаотично утыкана тысячами точек, каждая соответствовала наблюдению неопознанного летающего объекта. Посмотрим. Быстро щелкнув кнопкой, он убрал все записи до сентября. Облако точек стало более редким, но оставалось хаотичным. Затем Макс дал программе еще одно указание, а именно, оставить точки, соответствующие датам, названным Реджинальдом. И вот наконец взору Макса предстала раскрашенная картинка. Многие точки по-прежнему казались беспорядочными. Но одну закономерность невозможно было не заметить...

“Реджинальд, ты сукин сын! Я убью тебя! Это что за детская шутка?!

Едва сдерживая гнев, чтобы не разбить экран компьютера, Макс вскочил и выбежал в коридор. Сейчас я скажу этому гаду все, что я о нем думаю! Открыв дверь, ведущую в коридор, он увидел знакомое ухмыляющееся лицо.

Судя по твоему частому дыханию, ты получил наше маленькое сообщение, да Макс? весело поприветствовал его толстяк Джим.

Позволь, я поясню тебе природу увиденного тобой феномена. Все это время мы подсовывали тебе маленькими порциями фальшивые данные. По определенным датам. Оказалось, что ты не в силах отличить настоящее НЛО от подделки, сделанной из фольги на тонкой веревочке. До сдачи отчета тебе осталась меньше недели. Ой, что будет”, он удовлетворенно потер руки.

Только сейчас до Макса окончательно дошел весь смысл происходящего. Он стоял, хлопал ресницами, сжимая и разжимая кулаки, не зная, что сказать.

Как тебе картинка, которую мы тебе нарисовали? Интересно, что скажут твои гуманоиды с летающих тарелок? Ах да! Они не летают на летающих тарелках”, продолжал издеваться толстячок.

Джим, хватит. Он все понял, вмешался подошедший на шум Реджинальд. — Макс, я тебе добра желаю. Ты талантливый парень, бросай свою бредятину. Да, финансирования ты не получишь, когда этот скандал всплывет. Проект твой закроют. Но это же не конец света? Ну, хочешь, я возьму тебя к себе. Поработаешь с компьютером”.

Тарелочки помоешь”, — Джим схватился за живот и покатился со смеху.

Будь ты проклят, Реджинальд, и ты, толстозадый, тоже! — с ненавистью выкрикнул Макс, делая шаг назад и со всей силой захлопывая за собой дверь. — Вы мне за все это еще заплатите!” Макс знал, что если сейчас не прервет визуальный контакт с обидчиками, он не сдержится и ударит одного из них по лицу. А может, даже обоих. Несомненно, такой поступок еще больше усугубил бы ситуацию. Одно дело — увольнение или понижение за рабочую ошибку, другое — за драку. Смех за дверью не умолкал. Макс еще раз мельком бросил взгляд на монитор: покрашенные в красный цвет точки однозначно выстроились в четкое изображение. На экране через всю Европу и Азию, от Парижа до Пекина, издевательски красовался составленный из точек огромный фаллос.

<<Глава 4>>


Tags: Апофения, антиутопия
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments