scinquisitor (scinquisitor) wrote,
scinquisitor
scinquisitor

  • Mood:

Апофения. Глава 4. Бессердечные

Предисловие

Апофени́я — переживание, заключающееся в способности видеть структуру или взаимосвязи в случайных или бессмысленных данных. Термин был введён в 1958 году немецким нейропсихологом Клаусом Конрадом, который определил его как «немотивированное видение взаимосвязей», сопровождающееся «характерным чувством неадекватной важности».

Все персонажи и ключевые события, описанные в данной новелле, являются вымышленными. Ввиду своего содержания новелла не рекомендуется никому. Данное произведение содержит материалы чувствительного характера для некоторых слоев религиозной общественности. Таким людям чтение не рекомендуется.

Сайт новеллы:
https://sites.google.com/site/thestoryofapophenia/home


PDF главы (с курсивом) PDF главы (без курсива)

<<Глава 1>><<Глава 3>><<Глава 5>>





Глава 4. Бессердечные

Почитай, сказал Хэнк, вручая Гаю газету. — Твое дело уже попало в прессу. Прими мои искренние поздравления”.

Гай принялся с интересом читать статью на главной странице.


Не секрет, что Бог создал животных раньше, чем людей. И в этом плане они — перворожденные, им принадлежит планета. И они по праву должны унаследовать ее, когда в очередной раз наша цивилизация заварит ядерно-грибной суп в кровавом котле междоусобиц. Ученые доказали, что у животных, как и у людей, есть душа. Они испытывают боль, и эта боль не только физическая. Мы созданы так, что можем отказаться от поедания животных. Но мы убивали их, чтобы обмакнуть в кисло-сладкий соус. И кисло-сладким стало наше наказание: эпидемии раковых опухолей и холестериновых бляшек — вот чего мы добились, вот плата за миллиарды загубленных пернатых и четвероногих душ, душ с плавниками, хвостами и жабрами, душ без жабр, без плавников и без хвостов! Пока мы забивали скот, мы забывали, что значит жить в гармонии с природой. Но власть наконец прислушалась к народу, вняла его возмущениям и запустила процесс нашего очищения от скверны. Мы вышли из темных веков эры техногенной и осуществили долгожданный переход в Новую Эру!


Сегодня мы наблюдаем стремительное движение в сторону процветания, в сторону лучшего мира; мира, где главная идеология духовная экология; мира натуральных растительных продуктов; мира, где церковь и государство едины в борьбе за нравственную безопасность.

Вот уже второй месяц действует новый закон, запрещающий убивать животных или употреблять их в пищу. Продажа мясных продуктов тоже объявлена вне закона. И это хорошо. Мясоеды это боящиеся света и правды беспрограммные группы, старающиеся контрабандным путем протащить свою излюбленную мертвечину в районные кухни. Многие люди считают, что ничто не заставит мясоедов отказаться от своих злостных привычек. Но, как мы знаем, многие люди не правы.


Завершился первый процесс по делу мясоеда. Приговор неутешительный: всего три года за жестокое лишение жизни существа, творенья Божьего? И не стоит забывать о том, что он отведал птичьего мяса во время поста! Какое кощунство! Безнравственность! Но будем считать, что столь мягкое наказание это лишь переходная мера. Будем надеяться, что за умерщвление животных вскоре будет введено более справедливое наказание. Например, можно отдавать мясоедов на опыты, дабы они почувствовали на себе, до чего доводит бессердечность. Социологические опросы показывают, что большинство населения “поддерживает ужесточение нынешнего законодательства по отношению к мясоедам” и, кажется, что правительству не помешает прислушаться к мнению избирателей.

Даже имя мое не упомянули”, — со вздохом, заметил Гай, дочитав газету до конца.

Тщеславие грех, — напомнил Хэнк. — К тому же большинство великих героев скорее скрывали свое имя, нежели выставляли его напоказ. Например, Супермена все знают как Супермена. Лишь немногие помнят, что в обычной жизни его звали Кларком Кентом. Так и ты войдешь в историю как Прокурор, загадочный, как капитан Справедливость. Он делал почти то же, что делаешь ты”.

Хэнк, твои гуманитарные познания удивительны, но аргументы не убедительны. Дело в суде ты бы не выиграл, — засмеялся Гай. — Да и вообще, я не смотрю мультики и не люблю всю эту мифологию и сказки. Я же скептик. Пойдем, праздничный стол уже давно накрыт”.

А пир тем временем был в разгаре. Часть еды готовилась прямо на глазах у гостей. Повар в клетчатом переднике стоял у плиты и жарил превосходные картофельные тефтели. Время от времени он встряхивал большую сковородку, и плотно уложенные маленькие коричневые шарики подскакивали и переворачивались на другую сторону. О, чудесные маленькие тефтели! Они пахли так восхитительно и были такие поджаристые, румяные словом, такие, какими и должны быть хорошие тефтели, естественно, без всякого мяса!

Не менее аппетитной выглядела деятельность второго повара. Возьмет он ломтики швейцарского сыра, обмакнет их в томатный соус, положит на греночки, потом накроет ломтиками сельдерея, и все это запекается в духовом шкафу. А поглядеть на блюда из кукурузы и кабачков — что за картина! Кукурузные шарики на крустадах, а вокруг разложены кусочки кабачков на крутонах. К этому блюду полагается зеленый салат и брусника. Уж на что, кажется, помидор вкусный, но его готовят разварным на зеленом чае. Видно, что главный повар уделил внимание и разнообразию соусов. К каждому блюду должен быть свой особый сорт. Даже трудно запомнить все названия: голландский, анти-марешаль, сборный, горчичный, желтый, грибной, королевский, соус из ананасов, с миндальным молоком, из лимонного сока, из вишни, из трюфелей.

Подойди сюда, — Хэнк махнул Гаю рукой. — Здесь очень вкусные бобы под соусом, — он начал громко жевать. По неосторожности немного соуса капнуло с тарелки на пиджак следователя. Вот черт! Пойду искать по свету. Салфетку, мне салфетку!” — Хэнк стал высматривать на столах, чем бы вытереть свою одежду.

Ты для того меня позвал, чтоб чистоту твою я охранял?” — Гай протянул приятелю матерчатый платок.

Спасибо. Нет, я хотел обсудить серьезные материи. Еще одно дело выиграно, но тебя ведь ждут новые дела”, — ответил Хэнк, вытираясь.

Догадываюсь, что у тебя уже есть что-то на уме. Выкладывай!

Дело очень серьезное. Как раз по твоей специализации. Но очень-очень неприятное”.

“Позволь, я догадаюсь! Пиратство?”

Хэнк отрицательно помотал головой.

“Заговор против демократии?”

“Нет”.

“Не может быть! Наконец-то заговор в поддержку демократии?”

“Никакого заговора. Ты не угадаешь”.

Хэнк сделал небольшую паузу, чтобы отвести Гая в сторону от стола с яствами.

“Черная магия”, — зловеще прошептал он.

Гай замолк, и улыбка резко исчезла с его лица.

На протяжении трех дней были госпитализированы тридцать человек. Все они служащие одного секретного государственного учреждения. При министерстве обороны”. — Хэнк достал внушительную папку с документами из кейса.

Симптомы у всех примерно одинаковые. Сыпь на языке, высокая температура, множественные кровоизлияния под кожей, из-за которых она кажется черной. Белки глаз красные. Три дня назад все они чувствовали себя хорошо. Теперь состояние критическое. Никакие современные средства медицины не помогают, а ведь на них пробовали почти все! Даже китайскую акупунктуру! Все факты указывают на то, что мы имеем дело с очень редким и мощным проклятием. К такому мнению уже пришли многие эксперты. Взгляни на эти фотографии: их кожа обезображена! Двое уже скончались сердце не выдержало, а остальные не протянут и недели”.

Гай посмотрел на фотографию и тут же отвернулся. Природа сама не сделала бы с человеком такого. Это не может быть естественной болезнью.

Но это должен быть очень могущественный черный маг. У нас есть подозреваемый?” — поинтересовался Гай.

Подозреваемый есть. Мотив есть. Осталось только доказать, что он черный маг, хотя у меня в этом нет никаких сомнений. Все факты указывают на это. Я знаю, что ты не подведешь. Министерство обороны крепко держит меня за зад, дружище. Хотят, чтобы дело разрешилось как можно скорей и без каких-либо проблем”.

<<Глава 5>>

Tags: Апофения, антиутопия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments