scinquisitor (scinquisitor) wrote,
scinquisitor
scinquisitor

Призрачная угроза духовной реассортации

Распространение вирусов – эволюционный процесс. Вирусы передаются от человека к человеку, при этом они меняются, вырабатывая новые механизмы защиты и нападения. В итоге выживают те вирусы, которые накапливают «полезные» мутации, позволяющие им обмануть или побороть нашу иммунную систему и эффективно передаваться от одного организма к другому.

Распространение культуры – тоже эволюционный процесс. Люди постоянно придумывают новые идеи, которые передаются от одного человека к другому, иногда с изменениями – «мутациями». Наиболее приспособленные идеи эффективно распространяются в популяции. Люди их легко запоминают, охотно рассказывают друг другу и редко отказываются от них. Менее приспособленные идеи быстро забываются, не пересказываются и исчезают из нашей культуры.

Философ Карл Поппер в своей статье «Эволюционная эпистемология» обратил внимание, что развитие науки – эволюционный процесс, в котором ключевую роль играет своеобразный искусственный отбор. Ученые отсеивают те гипотезы, которые не подтверждаются в ходе экспериментальных проверок. Гипотезы, которые выдерживают одну проверку за другой, «выживают» и со временем становятся общепринятыми. Понятно, что гипотеза, которая принципиально не может прийти в столкновение с опытом, не может участвовать в такой конкурентной борьбе идей, и потому не может стать частью меняющегося научного знания.

Такая эволюция научных идей направлена на получение наиболее правдоподобной картины мира. И хотя в этой картине мира могут появляться «вредные мутации» (ошибки), со временем они будут отсеяны за счет упомянутого отбора.

Но большая часть нашей культуры эволюционирует совсем в других условиях и по другим правилам. За пределами страниц рецензируемых научных журналов и дискуссий внутри профессионального сообщества вероятность того, что идея широко распространится, не особо зависит от того верна она или нет. Здесь заканчивается искусственный отбор и начинается отбор естественный, в ходе которого выживают те идеи, которые нравятся членам социума в силу специфики человеческого мышления, со всеми свойственными нам когнитивными ошибками.

Подобно тому, как все в своей жизнь хоть раз, да и болели гриппом, каждый в тот или иной момент жизнь являлся носителем странных заблуждений, а большинство страдают от них всю жизнь. Вера в астрологию, гомеопатию, опасность вакцин, вред ГМО, отрицание ВИЧ, тайный мировой заговор рептилоидов – все это идеи настолько успешные и распространенные, насколько ошибочные.

Проиллюстрирую этот тезис таким примером. Мы часто сталкиваемся с теми, кто очень настойчиво хочет поговорить с нами, например, о Боге, но едва ли мы встретим человека, который бы стучался в двери незнакомых людей с предложением: «Не хотите поговорить о квантовой механике?» Еще реже мы сталкиваемся с тезисом о том, что за сомнение в квантовой механике можно попасть в ад, что у ее противников нет «нравственного стержня», а те, кто умрут во имя данной дисциплины попадут в рай к 72 квантовым девственницам, которые в силу невероятного парадокса одновременно непорочны и крайне опытны в постели.

С точки зрения науки квантовая механика – отличная идея, имеющая массу проверяемых и пока не опровергнутых следствий. Она успешно побеждает в конкуренции с другими научными теориями, но не может сражаться за эфирное время коммерческого телеканала вроде РЕН-ТВ. Рейтинг научной передачи о квантовой механике будет весьма далек от рейтинга сенсационной передачи про то, как Атлантида улетела, а принтер домохозяйки получил зашифрованное послание из космоса.

Идеи, лежащие в основе квантовой механики и множества других научных теорий, не заточены под наши мозги. Они контринтутивны, а их понимание требует большого умственного напряжения. То ли дело беседы о Боге или инопланетянах, в которых почувствовать себя мудрецом и знатоком может любой человек от водителя маршрутки до президента страны.

Но вернемся к аналогии между идеями и вирусам. Мои коллеги в Институте проблем передачи информации РАН занимаются изучением эволюции вируса гриппа, и в прошлом году у них вышла статья в журнале в PLoS Genetics, посвященная появлению пандемий вируса гриппа. У гриппа имеется восемь сегментов (вроде маленьких хромосом), хранящих наследственную информацию вируса. Каждый такой сегмент представляет собой отдельную молекулу РНК. Если в одну клетку попадет несколько разновидностей вируса гриппа, то они могут обменяться подобными сегментами, а на выходе получится вирус с новым генетическим набором и, как следствие, измененными свойствами. Этот обмен называется реассортацией. По сути это своеобразный «секс» вирусов, и он может иметь огромные последствия.

В интервью Газете.ру, руководитель нашего сектора Георгий Базыкин говорил об этом так:

«Большинство крупнейших эпидемий гриппа ХХ века возникали в результате таких реассортаций. Мы можем посмотреть на штаммы, которые привели к возникновению этих эпидемий, и увидеть, что в них встречаются такие сочетания вирусных сегментов, которые не встречались раньше. Так было с пандемиями 1957 и 1968 годов, так было со свиным гриппом 2009 года, ну и самая страшная на исторической памяти эпидемия гриппа – испанка 1918 года, по всей видимости, была так же устроена, хотя про такие давние события трудно сказать наверняка».

В результате реассортации может возникнуть очень опасная разновидность вируса, так как подобные генетические изменения делают его непривычным для нашей иммунной системы, и вирус успешно распространяется.

По-видимому, что-то аналогичное может происходить и в культуре. Например, в России набирают популярность проекты вроде Genetic-test и InfoLife (гадание на отпечатках пальцев), являющиеся культурным гибридом хиромантии, дерматоглифики и генетического тестирования. «Генетический тест» и дерматоглифика (используемая для установления личности по отпечаткам пальцев) выступают «оболочкой вируса», но внутри него скрывается все то же древнее и нелепое псевдонаучное гадание.

Бывают примеры относительно безобидных реассортаций. Например, масленица – это наследие, которое досталось нам от языческих предков: сжигание чучел Зимы, прыжки через костер, символы Солнца в виде горячих, желтых круглых блинов и так далее. Христианство на Руси долгое время боролось с язычеством, но окончательно победить «плотское» «духовным» так и не удалось. В итоге этот кусочек язычества оказался внутри современной «православной культуры». Снаружи вирусная оболочка блинов – сладкая приманка, а внутри религиозная концепция, жаждущая использовать ваш разум для собственного размножения.

По-видимому, сегодня в РФ происходит еще одна духовная реассортация. На днях на открытие крупной мечети в Москве, приехал не только сам президент Путин, но и представители Русской православной церкви и некоторых других конфессий. Этот особый путь, с объединением разных мировых религий прослеживается во внутренней политике России уже довольно давно.


В традиционно христианских странах вроде США или Великобритании религия с недавних пор ослабила свою жесткую хватку над человеческими свободами. Религию удалось отделить от государства, несмотря на то, что большинство в этих странах – верующие. Доля неверующих растет, шутить над религией дозволено, выставки не громят, концерты не запрещают, за призывы «уничтожать колдунов-ученых» сажают в тюрьму. Католики так и вовсе признают эволюцию на официальном уровне! Конечно, еще недавно все было очень плохо, а сегодня еще есть куда стремиться (например, чтобы президент США перестал присягать на Библии), но тенденция явно положительная.


В каком-то смысле такое христианство – это как сравнительно древний вирус, вроде гриппа или герпеса, который с недавних пор практически перестал убивать своего носителя и если и вредит, то по мелочам (крупные войны по религиозным мотивам, сжигание еретиков и т.д. сравнительно недавно прекратились). В природе вирусам тоже свойственно со временем «привыкать» к своему носителю и находить некоторый компромисс между собственным распространением и выживанием последнего.

Однако угнетение инакомыслящих, в том числе наказание за уход от веры, обоснованная религией гомофобия, активная пропаганда и навязывание религии, слияние государства и церкви – это частички «хромосом» современного Ислама. Вот у меня и возникает ощущение, что в России постепенно зарождается новая религия – Хрислам. От христианства Хрислам избирательно наследует часть учения о Христе (опуская такие вещи, как отказ от богатства и торговой деятельности на территории храмов) и, возможно, блины (ранее унаследованные от язычников). Это приманка, оболочка, внутри которой, перетянутые из Ислама оскорбленные чувства верующих («а вы попробуйте так сделать в мИчети!»), одобрение террористов, убивающих карикатуристов, общественная солидарность с теми, кто устраивает погромы выставок и срывает концерты, дискриминация неверующих и «теократическая мечта», к которой мы постепенно приближаемся с каждым заработанными РПЦ миллиардом.

Ниже на картинке показано эволюционное дерево мировых религий, очень похожее на то, которое можно найти для какого-нибудь вируса. Религии меняются, приспосабливаются к тому, чтобы завладевать умами, становясь все более привлекательными, изощренными и коварными, но от этого не более правильными.

Tags: мракобесие, религия, эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 223 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →