scinquisitor (scinquisitor) wrote,
scinquisitor
scinquisitor

Сумма биотехнологии. Глава 7: Так говорил Сералини (Часть 2)

Первая часть этого поста по ссылке: http://scinquisitor.livejournal.com/80850.html

Работу Сералини я специально оставил напоследок. В данной работе авторы решили и вовсе пренебречь статистическим анализом. Зачем, если журналисты не будут читать статью дальше названия и аннотации? К чему порой приводит подобное пренебрежение, можно продемонстрировать следующим примером. Представьте, что у вас есть обычная монетка. Вы подкинули ее десять раз и увидели, что монетка выпала решкой два раза из десяти. После этого вы взмолились Тору, скандинавскому богу грома и бури, и попросили его, чтобы решка выпадала чаще. В следующем эксперименте решка выпала семь раз из десяти. И вот вы уже пишете научную статью, в которой заявляете, что молитва Тору в три с половиной раза увеличила шанс выпадения решки! Бог Тор не только существует и отвечает на молитвы, но и управляет монетками!


Никого не должно смущать, что обе серии бросков прекрасно вписываются в рамки предположения, что монетка в обоих случаях была одинаковая и абсолютно безупречная, а различия между сериями случайны. Ирония заключается в том, что логика в работе Сералини абсолютно аналогична! Разбор статьи Сералини будет излишне подробным. Но это, возможно, лучшая в истории науки демонстрация того, как не стоит проводить исследования.

Сералини взял 100 самцов и 100 самок крыс. Каждую сотню крыс случайным образом разбили на 10 групп по 10 крыс. Шесть групп каждого пола получали в своем рационе либо 11, либо 22, либо 33 % ГМ кукурузы, устойчивой к гербициду “Раундап” (Roundup). Им поливали при выращивании кукурузу, предназначенную в пищу трем из этих шести групп. Из оставшихся четырех групп три получали обычную кукурузу и воду с разной концентрацией “Раундапа”. В рацион крыс десятой, контрольной группы входила обычная кукуруза.

За животными наблюдали два года. В случае потери 25 % массы тела, развития больших опухолей (более 25 % массы тела) или кровоизлияний крыс досрочно усыпляли. При вскрытии изучались самые разные ткани и органы. Я перечислю все, чтобы можно было оценить количество сравнений: мозг, кишечник, сердце, почки, печень, легкие, яичники, селезенка, яички, надпочечники, придатки яичек, предстательная железа, вилочковая железа, матка, аорта, мочевой пузырь, кости, двенадцатиперстная кишка, пищевод, глаза, узлы подвздошной кишки, тощая кишка, лимфатические узлы, лимфоретикулярная система, молочные железы, поджелудочная железа, паращитовидная железа, пейеровы бляшки, гипофиз, слюнные железы, седалищный нерв, кожа, спинной мозг, желудок, щитовидная железа и трахея. Вроде ничего не забыл.

Авторы статьи пишут, что в контрольной группе средняя продолжительность жизни самцов составила 624±21 день, а самок – 701±20 дней, плюс 5 недель, которые составляли возраст животных на начало эксперимента, и еще 3 недели стабилизационного периода, когда крыс не подвергали экспериментальным воздействиям. Предполагается, что после этого “среднего" возраста крысы умирали от старости, а преждевременные смерти наступили из-за патологий. Здесь есть свои нюансы, но давайте считать, что до сих пор все сделано правильно.

До указанного “среднего" возраста погибло 30 % самцов и 20 % самок из контрольной группы. Но, пишут авторы, в некоторых группах крыс, которые ели ГМО, смертность достигала 50 % для самцов и 70 % для самок! Никакого статистического анализа, как уже упоминалось, в статье не приводится, поэтому мы сделаем его сами. Давайте подыграем Сералини и подберем группы так, чтобы разница между ними была наибольшая. Такая наблюдалась между самками из контрольной группы и группы, которая ела корм с 22 % содержанием ГМ кукурузы. Любопытно, что в группе, где корм включал 33 % ГМ кукурузы, смертность оказалась ниже. В контрольной группе умерли 2 крысы, 8 выжили. В группе с 22 % ГМ корма умерли 7 крыс, 3 выжили.

Для подсчета P-значения используем тест, который называется двусторонний тест Фишера (другие тесты дадут похожие результаты). Этот тест оценит вероятность по случайным причинам получить такие же или большие отличия при условии, что верна нулевая гипотеза: смертность в группах крыс одинаковая. Эта вероятность равна 0,0698 (P = 0,0698), а значит, даже по самым мягким статистическим критериям отвергнуть нулевую гипотезу на основании этих данных нельзя.

То есть даже самое большое отличие между группами крыс, которое мы наблюдаем в работе Сералини, является недостоверным с точки зрения статистики и объясняется случайным разбросом данных. Это без учета того, что имело место двенадцать множественных сравнений: разница могла быть получена между контрольной группой и любой из шести групп крыс каждого пола, которых кормили ГМО.

Теперь сравним два верных утверждения, из которых одно может ввести в заблуждение. Первое принадлежит Сералини: “В некоторых группах крыс, которые ели ГМО, смертность достигала 50 % для самцов и 70 % для самок, а в контрольных группах 30 % и 20 %". Второе получено с учетом статистического анализа: “Ни в одной группе крыс, которые ели ГМО, не было статистически значимых отличий в смертности по сравнению с контрольной группой".

Если бы эффект от питания ГМО действительно существовал, мы бы ожидали, что смертность крыс будет зависеть от количества ГМ кукурузы в корме, но, как мы видели, это не так. Для самцов наибольшая смертность наблюдалась в группе, которая ела корм с 11 % ГМО, для самок – с 22 % ГМО. Кроме того, к двум утверждениям можно добавить третье: “В некоторых группах самцов крыс, которые ели ГМО, смертность была 10 %, то есть в три раза ниже, чем в контрольной группе". Но эта фраза в статью не вошла.

Наименьшая смертность (10 %) отмечена в группах самцов крыс, получавших 22 % и 33 % ГМ кукурузы, а также в группе самцов, которые не ели ГМО, но получали максимальную концентрацию “Раундапа" с водой. Получается, что, если пренебречь статистическими тестами, как это сделал Сералини, и использовать аргумент молитвы к богу Тору, ГМО (и “Раундап”) увеличивают продолжительность жизни самцов крыс!

Но на этом разбор статьи Сералини не заканчивается! По мнению авторов, упоминания достоин тот факт, что у первых двух самцов, умерших в группах с ГМ питанием, были диагностированы опухоли почек, масса которых превышала 25 % массы тела. Чтобы оценить важность этого наблюдения, полезно знать, что наблюдаемый тип опухолей свойственен молодым животным и редко встречается у взрослых особей. А также, что, по имеющимся оценкам, 2,2 % крыс изучаемой линии имеют это заболевание165. Если вероятность возникновения опухоли по случайным причинам у одной крысы составляет 2,2 %, то хотя бы у двух крыс из шестидесяти (а именно таким было общее количество самцов в экспериментальных группах) опухоль возникнет с вероятностью 38 %.

С учетом размера контрольной группы (10 особей) вероятность, что опухоль не появится ни у одного из животных, равна 80 %. Перемножив эти вероятности, мы узнаем, каковы шансы, что хотя бы у двух крыс из шестидесяти, получавших ГМО, обнаружат опухоль, а все крысы из контрольной десятки останутся здоровыми. Такая вероятность составляет примерно 30 %, что отнюдь не мало. Опять мы видим, как статистика объясняет “замечательное" наблюдение.

Неудивительно, что крысы с описанным недугом первыми откидывают лапки, – ведь опухоль появляется в раннем возрасте. И даже если крыса от нее не умрет, животное усыпят согласно протоколу исследования, как только масса опухоли превысит 25 % массы тела. Снова сравните два верных утверждения, из которых одно вводит читателя в заблуждение. Сералини пишет: “Интересно отметить, что у первых двух самцов, умерших в группах, поедавших ГМО, были диагностированы опухоли почек массой более 25 % массы тела". Статистика поясняет: “Количество опухолей почек в группе крыс, которые ели ГМО, не превосходит ожидаемого количества опухолей данного типа для данной линии крыс".

Авторы приводят утверждение, что смертность самок на ГМО диете была в 2–3 раза выше, чем в контрольной группе. Из десяти самок контрольной группы преждевременно погибли две. В группах, которые ели ГМО, преждевременно погибли 29 из 60 крыс. Вероятность получить такое же или большее отличие между группами по случайным причинам равна 0,168, что не преодолевает даже самый мягкий порог статистической значимости.
Сравните два верных утверждения, из которых одно вводит в заблуждение. Сералини пишет: “Среди самок, которые ели ГМО, было в 2–3 раза больше смертей, чем в контрольной группе". Статистика поясняет: “Статистически значимых различий между смертностью в группе самок, которые ели ГМО, и группе самок, которые не ели ГМО, не обнаружено".

Помните огромный список органов, который анализировался в данной работе? Разумеется, среди множества разных органов наверняка найдутся такие, в которых у одной группы будет больше опухолей, чем у другой, – по совершенно случайным причинам. Сералини приводит только шесть комбинаций органа и пола крысы, а все остальные данные заметаются под ковер. Куда делись результаты по еще десяткам органов? Подозреваю, что те органы, в которых у крыс, употреблявших ГМО, обнаружилось меньше патологий (не потому, что ГМО предотвращают патологии, а потому, что так велит статистика), не были представлены. Ведь это был бы абсурд! Мы все-таки вред, а не пользу ГМО доказываем! Хотелось бы взглянуть на данные по всем органам, но вот сюрприз: Сералини отказался их предоставить, когда его об этом попросили!

Остается посмотреть на те данные, что отобрал сам Сералини. Самое большое из обнаруженных различий заключалось в частоте патологий печени. В контроле две крысы имели патологии печени, а в группах, которые ели ГМО, – 30 крыс из 60. Этот результат не является статистически достоверным (P = 0,076). А мы ведь даже не учли, что в исследовании смотрели на патологии десятков органов, причем крыс разного пола рассматривали отдельно.

Сравните два верных утверждения, из которых одно вводит читателя в заблуждение. Сералини пишет: “Крысы-самцы, которые ели ГМО, в два раза чаще имели патологии печени". Статистка поясняет: “Статистически достоверных различий в количестве патологий печени или каких-либо других органов между крысами, которые ели или не ели ГМО, не обнаружено".

В конце статьи приводятся шокирующие изображения крыс, которые ели ГМО и получили страшные опухоли на половину тела. Эти фотографии производят впечатление на тех, кто никогда в жизни не видел других крыс, которые выглядят так же или даже хуже, но никогда ГМО и не пробовали. Как выглядели крысы с опухолями из контрольной группы, Сералини нам не показывает. А такие крысы были, как видно из результатов исследований. Сделав аналогичное наблюдение, профессор Тревавас задается вопросом: насколько этично держать крыс в таких условиях исключительно ради того, чтобы получить снимки, которые можно использовать разве что только для пропаганды?

Крыс с опухолями не могло не быть, ведь линия крыс Sprague-Dawley, которую использовал Сералини, была выведена специально для изучения процесса появления рака у млекопитающих! Это крысы с чрезвычайно высокой частотой появления опухолей. В течение 18 месяцев раковые опухоли образуются примерно у 45 % крыс [166] (упомянутые ранее 2,2 % касались конкретного типа опухолей почек). Но фотографии этих крыс до сих пор показывают по телевизору в различных передачах и фильмах о вреде ГМО.

Создается впечатление, что авторы ставили целью не разобраться в том, как ГМО действует на крыс, а рассказать историю пострашнее – и в этом они преуспели. Несмотря на очевидную ангажированность, подтасовки и намеренное выискивание закономерностей, подтверждающих вред ГМО, Сералини не смог показать ни одного статистически достоверного отличия между группами крыс, которые ели ГМ корм, и контрольной группой.
Продолжу цитировать профессора Треваваса: “Наука требует беспристрастной подачи информации. Эта статья и опубликовавший ее журнал серьезно подрывают доверие к научному знанию, основанному на доказательствах. Дабы исправить положение, статью необходимо отозвать, а авторам надлежит извиниться за то, что ввели в заблуждение общественность и научное сообщество. Я твердо намерен направить запрос в библиотеку моего университета, чтобы она больше не принимала журналы издательства Elsevier или конкретно этот журнал, если таковы стандарты их работы. Идеология и политика должны оставаться за пределами научного исследования, или мы все пострадаем” [137].

Может, конечно, и не стоило так подробно расписывать ошибки в работе Сералини, особенно учитывая, что не каждый в полной мере оценит надругательство над наукой, учиненное этим исследователем. Но я попытался показать, что разговор об ошибках в статье из научного журнала не сводится к слепому неприятию и отрицанию. Критики, внимательно прочитали статью, ознакомились с доводами авторов и нашли серьезные ошибки, существование которых можно подтвердить соответствующими выкладками.

Когда работу Сералини отозвали [124] (статью убрали с сайта, а вместо нее опубликовали письмо о том, что статья больше не числится в журнале), исследователь попытался подать на журнал в суд. Его сторонники писали, что отзыв статьи – это козни производителей ГМО. Естественно, они не стали разбираться в том, за что работу критиковали. Вскоре статья Сералини была переопубликована уже в новом, на этот раз никому не известном журнале, который называется Environmental Sciences Europe.

Статья вышла без рецензий и исправления ошибок. В ней те же самые крысы и то же пренебрежение статистикой и научным методом. Журнал Nature опубликовал заметку, в которой было отмечено, что смена журнала не убеждает критиков в способности ГМ кукурузы вызывать болезни крыс.

Часто журналисты получают копии важных научных работ до публикации под соглашение о неразглашении. Благодаря этому они имеют возможность заранее подготовить статьи, проконсультироваться со специалистами, но не имеют права раньше назначенного времени публиковать свои материалы. Это нормальная практика, но в случае работы Сералини соглашение было необычным. Журналистов, получивших заранее копии статьи, заставили подписать соглашение, что при подготовке материалов они не будут консультироваться с экспертами со стороны. Это привело к волне публикаций с заголовками в стиле “Ученые доказали опасность ГМО" или “ГМ кукуруза вызывает рак", не сбалансированных комментариями независимых специалистов. Одновременно с выходом статьи Сералини выпускает фильм с устрашающим названием “Мы все подопытные".

Разумеется, эта пиар-кампания, пародирующая научную деятельность, существенно повлияла на общественное мнение о безопасности генной инженерии. К тому времени, как эксперты подтянулись и нашли в работе многочисленные ошибки, ущерб уже был нанесен. “Ложечки нашлись, а осадок остался".

Вообще статей, описывающих опасности ГМО, на удивление мало, учитывая общее количество публикаций про такие организмы: только за последние десять лет опубликовано более полутора тысяч исследований [167]. Если мы с таким же старанием и рвением попытаемся проверить безопасность чего-нибудь совсем безобидного, например обычных бананов, мы наверняка по чистой случайности наткнемся на какие-то потенциальные эффекты от их употребления или выращивания, которые можно будет назвать “нежелательными”. Даже если на самом деле таких эффектов нет.

При этом достаточно лишь одной низкокачественной работы о вреде ГМО или одного ложноположительного результата, чтобы поднять массовую истерию и похоронить труды тысяч ученых и сотен популяризаторов науки. Социальные последствия не исправят никакие разборы, отзывы статей из журналов и указания на отсутствие воспроизводимости результатов. Поэтому, когда вы снова услышите громкие слова об ученых, которые доказали вред ГМО, задайте себе вопрос: а не очередной ли это Сералини?

Список литературы:


124. Retraction notice to “Long term toxicity of a Roundup herbicide and a Roundup-tolerant genetically modified maize” [Food Chem. Toxicol. 50 (2012) 4221–4231]. Food Chem Toxicol 2014, 63:244.
125. Seralini G.E. et al.: Long term toxicity of a Roundup herbicide and a Roundup-tolerant genetically modified maize. Food Chem Toxicol 2012, 50(11):4221–31.
126. Langridge P.: Problems lie at several levels and bring into serious question the quality and standard of the editorial processes in your journal. Food Chem Toxicol 2013, 53:441.
127. Le Tien D., Le Huy H.: Comments on “Long term toxicity of a Roundup herbicide and a Roundup-tolerant genetically modified maize”. Food Chem Toxicol 2013, 53:443–4.
128. GrÜnewald W., Bury J.: Comment on “Long term toxicity of a Roundup herbicide and a Roundup-tolerant genetically modified maize” by Seralini et al. Food Chem Toxicol 2013, 53:447–8.
129. Barale-Thomas E.: The SFPT feels compelled to point out weaknesses in the paper by Seralini et al. (2012). Food Chem Toxicol 2013, 53:473–4.
130. Berry C.: Adverse effects in a feeding study of a GM derived corn in rats. Food Chem Toxicol 2013, 53:445–6.
131. Tester M.: It does not become the quality of a journal such as Food and Chemical Toxicology to publish such poor work. Food Chem Toxicol 2013, 53:457.
132. Schorsch F.: Serious inadequacies regarding the pathology data presented in the paper by Seralini et al. (2012). Food Chem Toxicol 2013, 53:465–6.
133. Tribe D.: My comments about the paper do not adequately describe the serious failures that have occurred in the peer review process at FCT. Food Chem Toxicol 2013, 53:467–72.
134. Robert W. et al.: We request a serious reconsideration of the recent paper by Seralini et al. alleging tumorigenesis in rats resulting from consumption of corn derived from crops improved through biotechnology (Seralini et al., 2012). Food Chem Toxicol 2013, 53:455–6.
135. Sanders D. et al.: Re: Seralini, G.-E., et al. Long term toxicity of a Roundup herbicide and a Roundup-tolerant genetically modified maize. Food Chem. Toxicol. (2012). Food Chem Toxicol 2013, 53:450–3.
136. Ollivier L.: A comment on Seralini, G.-E., et al., Long term toxicity of a Roundup herbicide and a Roundup-tolerant genetically modified maize. Food Chem. Toxicol. (2012), http://dx.doi.org/10.1016/j.fct.2012.08.005. Food Chem Toxicol 2013, 53:458.
137. Trewavas A.: Science requires the dispassionate presentation of information. Food Chem Toxicol 2013, 53:449.
138. Portier C.J. et al.: Inconclusive findings: now you see them, now you don’t! Environ Health Perspect 2014, 122(2):A36.
139. de Souza L., Macedo Oda L.: Long term toxicity of a Roundup herbicide and a Roundup-tolerant genetically modified maize. Food Chem Toxicol 2013, 53:440.
140. Panchin A.Y.: Toxicity of Roundup-tolerant genetically modified maize is not supported by statistical tests. Food Chem Toxicol 2013, 53:475.
141. Heinemann J.A.: Food and chemical toxicology. Food Chem Toxicol 2013, 53:442.
142. Bennett C. et al.: Neural Correlates of Interspecies Perspective Taking in the Post-Mortem Atlantic Salmon: An Argument For Proper Multiple Comparisons Correction. Journal of Serendipitous and Unexpected Results 2010, 1(1):1–5.
143. Abdi H.: The Bonferonni and Šidák Corrections for Multiple Comparisons. Encyclopedia of Measurement and Statistics 2007.
144. Armstrong R.: When to use the Bonferroni correction. Ophthalmic and Physiological Optics 2014, 34(5):502–8.
147. Ewen S.W., Pusztai A.: Effect of diets containing genetically modified potatoes expressing Galanthus nivalis lectin on rat small intestine. Lancet 1999, 354(9187):1353–4.
148. Miyake K. et al.: Lectin-based food poisoning: a new mechanism of protein toxicity. PLOS ONE 2007, 2(8):e687.
149. Cordain L. et al.: Modulation of immune function by dietary lectins in rheumatoid arthritis. Br J Nutr 2000, 83(3):207–17.
150. Zhang J. et al.: Pest control. Full crop protection from an insect pest by expression of long double-stranded RNAs in plastids. Science 2015, 347(6225):991–4.
151. Kuiper H.A. et al.: Adequacy of methods for testing the safety of genetically modified foods. Lancet 1999, 354(9187):1315–6.
152. Enserink M.: Transgenic food debate. The Lancet scolded over Pusztai paper. Science 1999, 286(5440):656.
153. Xu W. et al.: Analysis of caecal microbiota in rats fed with genetically modified rice by real-time quantitative PCR. J Food Sci 2011, 76(1):M88–93.
154. Carman J. et al.: A long-term toxicology study on pigs fed a combined genetically modified (GM) soy and GM maize diet. Journal of Organic Systems 2013, 8(1):38–54.
155. Bohn T. et al.: Compositional differences in soybeans on the market: glyphosate accumulates in Roundup Ready GM soybeans. Food Chem 2014, 153:207–15.
156. Korsaeth A. et al.: Comments on the recently published study: “Compositional differences in soybeans on the market: glyphosate accumulates in Roundup Ready GM soybeans”, by T. Bohn, M. Cuhra, T. Traavik, M. Sanden, J. Fagan and R. Primicerio (Food Chemistry 2014, 153: 207–215). Food Chem 2015, 172:921–3.
157. Roza O., Berman L.B.: The pathophysiology of barium: hypokalemic and cardiovascular effects. J Pharmacol Exp Ther 1971, 177(2):433–9.
158. Agarwal A.K. et al.: Hypokalaemic paralysis secondary to acute barium carbonate toxicity. Trop Doct 1995, 25(3):101–3.
159. Armstrong C.M., Taylor S.R.: Interaction of barium ions with potassium channels in squid giant axons. Biophys J 1980, 30(3):473–88.
160. Fosmire G.J.: Zinc toxicity. Am J Clin Nutr 1990, 51(2):225–7.
161. Yakubov E. et al.: Selenium action in neuro-oncology. Biol Trace Elem Res 2014, 161(3):246–54.
162. Chowdhury R. et al.: Association of dietary, circulating, and supplement fatty acids with coronary risk: a systematic review and meta-analysis. Ann Intern Med 2014, 160(6):398–406.
163. Schwingshackl L., Hoffmann G.: Dietary fatty acids in the secondary prevention of coronary heart disease: a systematic review, meta-analysis and meta-regression. BMJ Open 2014, 4(4):e004487.
164. Malatesta M. et al.: A long-term study on female mice fed on a genetically modified soybean: effects on liver ageing. Histochem Cell Biol 2008, 130(5):967–77.
165. Mesfin G.M., Breech K.T.: Heritable nephroblastoma (Wilms’ tumor) in the Upjohn Sprague Dawley rat. Lab Anim Sci 1996, 46(3):321–6.
166. Prejean J.D. et al.: Spontaneous tumors in Sprague-Dawley rats and Swiss mice. Cancer Res 1973, 33(11):2768–73.
167. Nicolia A. et al.: An overview of the last 10 years of genetically engineered crop safety research. Critical reviews in biotechnology 2014, 34(1):77–88.
Tags: ГМО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 78 comments