scinquisitor (scinquisitor) wrote,
scinquisitor
scinquisitor

Рождение и гибель утопий

Не сложно в теории представить справедливое и просвещенное общество. Но на практике мы сталкиваемся с коррупцией и продажными судами, мошенническими схемами, насилием, невежеством. Все это ведет к бессмысленным человеческим страданиям и жертвам, к неэффективному использованию наших ограниченных ресурсов. Что же мешает нам создать процветающую цивилизацию?

Рождение и крах цивилизаций, таких как античная Греция или древний Рим, можно сравнить с попытками флуоресцирующих псевдомонад построить многоклеточное общество. Одиночные бактерии этого вида дрейфуют в питательной среде, но некоторые из них производят особый клей, который позволяет им сцепляться друг с другом, всплывать на поверхность и образовывать там пленку. Такая кооперация позволяет псевдомонадам получить доступ к важному ресурсу – кислороду. Так наступает расцвет цивилизации псевдомонад.


Но производить клей – дело затратное, а в условиях, когда вокруг тебя все и так производят клей, – не обязательное. Те бактерии, которые перестают производить слизь, имеют больше ресурсов для размножения. В то время как общественно полезные бактерии оставляют несколько потомков, бактерии-паразиты образуют “многодетные семьи”, процветающие за счет чужих заслуг и достижений.

В какой-то момент таких плодовитых эгоистичных бактерий становится слишком много и колония распадается. Ни одна бактерия не может ничего с этим поделать.

Человеческий организм – куда более сложное сообщество сотрудничающих друг с другом клеток. Нервные клетки помогают человеку соображать, мышечные клетки – бегать, клетки кожи спасают от инфекций, эритроциты разносят кислород и так далее.

Но тут появляется раковая клетка – самая преуспевающая клетка в организме. Пока нормальные клетки трудятся и выполняют свои функции, эти клетки только и делают, что потребляют ресурсы и размножаются, создавая себе подобных. С каждым днем таких клеток становится все больше и больше.

В отличие от сообществ бактериальных клеток у нас есть механизм борьбы с подобными мошенниками – иммунная система. Но раковые клетки накапливают мутации и со временем эволюционируют – учатся обманывать “полицию” нашего организма и уходить от ответственности. Кроме того, они придумывают сомнительные метаболические схемы и заставляют сосуды прорастать внутрь опухоли, дабы обеспечить нарастающие потребности клеток-паразитов в кислороде и питательных веществах.

Раковые клетки не волнует, что они уничтожают организм. Тех, кто остановится в борьбе за ресурсы нашего тела, сметут более жадные конкуренты, которые будут плодиться тысячами, миллионами, миллиардами. Смерть организма уже предопределена, и никто изнутри системы не в состоянии этот процесс остановить.

Человеческие сообщества, как и сообщества клеток, попадают в похожие ловушки. Казалось бы, люди наделены разумом и могли бы договориться. Но, увы, наши способности сотрудничать друг с другом ограничены, а наличие в обществе мошенников и лжецов мешает установлению доверия. Теория игр предоставляет несколько интересных задач, демонстрирующих наши изъяны.

Представим, что у нас есть озеро, на котором расположено 1000 рыбных ферм. Каждое хозяйство в месяц получает 1000$ дохода, но сливает отходы в озеро, из-за которых доходы каждой фермы падают на 1$ в месяц. Отходы от тысячи ферм суммируются, поэтому из-за загрязнений никто ничего не зарабатывает. Но вот ученый изобрел фильтр, позволяющий избежать загрязнений озера, однако эксплуатация фильтра стоит 200$ в месяц. Все ставят фильтры и зарабатывают по 800$ в месяц. Утопия.

Но тут кто-то догадался, что если отключить свой фильтр, то можно получать не 800$, а 999$ в месяц. Это очень выгодно! И не важно, что средний доход остальных ферм упал до 799$. Второй человек посмотрел на успехи первого мошенника и подумал, что лучше иметь доход в 998$, чем 799$ и тоже отключил фильтр. Средний доход остальных хозяйств упал до 798$. Перенимая “работающую” стратегию от самых доходных хозяйств подтянуться и остальные фермы, одна за другой, озеро погрязнет в отходах и снова никто ничего не получит. Без “иммунитета”, эффективно наказывающего мошенников, система быстро теряет всю свою продуктивность.

Сыграем в еще одну игру. Правила такие: делаем ставки, а победитель аукциона получает 1$. Есть только один нюанс: человек со второй по величине ставкой должен заплатить владельцу аукциона величину своей ставки.

Первый человек ставит 0.05$ в надежде получить 1$. Второй ставит 0.1$. После этого первому выгодно поставить 0.15$, в этом случае он не окажется в минусе, а получит 0.85$ дохода. Ставки постепенно повышаются, и в какой-то момент выясняется, что лучше поставить 1.05$ и потерять в итоге 0.05$, чем потерять 0.95$, оказавшись на втором месте. Теперь погоня идет не за максимальной прибылью, а за попыткой сократить убытки. В выигрыше оказывается владелец аукциона.

Решить эту проблему могла бы только кооперация, когда один человек забрал бы 1$ и поделил бы его между всеми потенциальными участниками аукциона, но кто же поверит в его честность? Проблема неспособности людей к сотрудничеству хорошо обыграна в японском сериале “Игра Лжецов”.

Еще один пример называется Мальтузианской ловушкой, в честь экономиста Томаса Мальтуса. Мальтус заметил, что на протяжении значительной части истории человечества технологический прогресс приводил к увеличению эффективности труда, но практически не приводил к заметным улучшениям качества жизни населения. Больше ресурсов означало больше людей, а не больше благ. Голод никуда не исчезал.

Только с момента индустриальной революции некоторые страны смогли вырваться из Мальтузианской ловушки. Когда человечество получило доступ к залежам угля, нефти, природного газа и технологии для их использования, мы получили огромное количество дешевой энергии, расходование которой вывело некоторые из стран на беспрецедентные высоты культурного, научного и технического развития. Мы получили уникальную возможность тратить энергию не только на собственное выживание и размножение, но и на творчество, науку и культурный досуг.

Но что будет, если темпы роста производительности труда замедлятся, а темпы роста населения сохранятся? По мнению Мальтуса при достижении критической плотности, население, как правило, разрежается катастрофическими депопуляциями вроде войн, эпидемий или голода.

В этом контексте пугает количество противников научно-технического прогресса и в то же время сторонников “традиционных ценностей”, в которые у многих входит бесконтрольное размножение без использования средств контрацепции. Мы практически не в силах замедлить рост численности популяции, чтобы закрепить высокий уровень ресурсов на душу населения. Тех, кто попробует своим примером показать, как планировать семью, вытеснят те, кто продолжат эффективно размножаться.


Некоторые страны идут на такие меры, как ограничение рождаемости, но и здесь находятся те, кто жульничает, заводя незаконных детей. К тому же есть и другие страны, которые не принимают подобных мер, а планета на всех одна. Здесь уже можно говорить о конкуренции между странами, которые не могут прийти к взаимовыгодному консенсусу без внешней силы.

Мы не знаем, как создать утопию, но мы можем предложить массу воображаемых миров, которые, безусловно, лучше нашего. Например, мир, в котором каждая страна тратит вдвое меньше средств на оборонный комплекс. В идеале все страны могли бы прийти к полному разоружению, и армия была бы не нужна. Но всегда найдется такая страна, которая всех обманет и, воспользовавшись случаем, захватит соседей.

Хотелось бы увидеть мир, где людям не навязывают заведомо не работающие медицинские препараты. Но всегда найдутся какие-нибудь мошенники, которые отыщут или пролоббируют лазейку в законе, чтобы толкать людям пустышки под видом лекарств.

Как было бы здорово, если бы политики заботились, прежде всего, о своих гражданах, а не о сохранении личной власти. Но даже в условиях честной демократии мы выбираем не тех людей, кто обладает необходимым умом, навыками или компетенциями, а тех, кто делает все необходимое ради получения голосов. Мы оптимизируем избираемость кандидатов, а не их реальные достоинства.

Проблемы существующих политических систем красиво раскрывает сериал House of Cards. Там показано, как политик выдвигает тот или иной закон не потому, что считает его правильным, а потому, что так он привлечет к себе внимание и получит необходимую общественную поддержку. Публичные дебаты по поводу важного военно-политического кризиса заканчиваются закрытой от посторонних глаз встречей двух крупных политиков, которые вместо обещанного обсуждения проблемы играют на телефоне, ибо в реальности им обоим плевать на кризис, а нужно лишь внимание журналистов. Политики, которые будут честно отстаивать свои идеалы, проиграют, как нормальные клетки проигрывают раковым.

Или вот еще пример: известно, что за некоторыми политиками стоят организации, которые финансируют их избирательные компании или иные формы прихода к власти. Мы можем всем человечеством согласиться, что такое положение дел нас не устраивает, но политик, который откажется от поддержки таких организаций, проиграет и не сможет ничего изменить.

Все на что мы можем рассчитывать это на два средства. Во-первых, на развитие и укрепление систем подобных нашему иммунитету – честных и независимых судов. Цена за мошенничество и вероятность наказания должна быть настолько велика, чтобы никто и не подумал обогащаться за чужой счет. Во-вторых, мы должны поощрять в людях не их жажду к власти, а реальные способности. Поэтому я сторонник меритократии.

К сожалению, мне легко рассуждать со стороны, представляя себя в роли некого всемогущего и всезнающего демиурга, который может просто взять и навести порядок, но реальность накладывает ряд ограничений. Бог или иной внешний всемогущий незаинтересованный в личной выгоде, ни с кем не конкурирующий агент мог бы разом победить и рак и коррупцию и войны, но мы видим, что этого не происходит, а значит такого агента, скорее всего, нет. Вольтер писал, что “если бы Бога не существовало, его следовало бы изобрести”. С бурным развитием искусственного интеллекта возникает надежда, что может быть когда-нибудь Бог у нас появится. Но успеем ли мы решить эту задачу до того как захлопнется Мальтузианская ловушка – неизвестно.

P.S. В предпоследнем предложении под Богом следует понимать сверхмощный компьютер, координирующий нашу деятельность. Эта идея обыгрывалась в компьютерной игре Deus Ex, в произведении "Осмотре на месте" фантаста и футуролога Станислава Лема и много где еще. Одно из ключевых слов, которые можно здесь упомянуть – технологическая сингулярность.

Данный текст был вдохновлен статьей “Размышления о Молохе” Александра Скотта и лекцией Вячеслава Матюхина из сообщества Less Wrong и антикафе Кочерга “Почему эволюция – наш враг” .

Еще статья по теме на элементах: “Микробиологи утверждают: многоклеточность — сплошное жульничество

Tags: биология, наука, общество, теория игр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 492 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →