scinquisitor (scinquisitor) wrote,
scinquisitor
scinquisitor

Терроризм не в сортирах, а в головах

Дисклеймер: это философская статья, а значит, она основана на мнении автора, содержит спекуляции и не претендует на научность. Некоторые из изложенных идей я уже озвучивал раньше.

Новостью дня стали три взрыва в Бельгии. Более тридцати убитых. По крайней мере, один взрыв был с участием террористов смертников. Все это очень печально и я присоединяюсь к соболезнованиям в адрес семей погибших. Ранее, 18 марта в Бельгии был задержан подозреваемый в терактах в Париже, поэтому есть основания полагать, что новые теракты, как и старые, имеют религиозную подоплеку.

Меня давно интересует вопрос: что толкает людей на террористические акты. Ведь это так глупо: отдавать собственную жизнь, убивать случайных людей. Вершина иррациональности. В одной из лекций на TED Talks философ Дэниел Деннет сравнил террориста смертника, умирающего ради своей религии, с муравьем, зараженным ланцетовидной двуусткой. Этот паразит заставляет муравья взбираться по ночам на высокую травинку, чтобы его съел какой-нибудь представитель крупного рогатого скота – конечный хозяин паразита. Корове или овце плохо, муравью плохо, и только паразиту хорошо.

В одной из своих лекций я дополнил эту метафору еще одним примером. Паразитический гриб кордицепс инфицирует муравья и заставляет его взбираться вверх. Чем выше взберется муравей, тем дальше распространятся споры гриба, который прорастает из мертвого тела хозяина. Споры распространяются ветром, а паразиту нужно, чтобы они попали на как можно большее число муравьев, которые в свою очередь окажутся обреченными на смерть.

Думаю, что-то принципиально похожее толкало смертников, севших за штурвал самолетов одиннадцатого сентября и влетевших в башни-близнецы.


Идеи могут быть неотличимы от паразитов. Они могут меняться и размножаться, передаваясь от человека к человеку, а значит – эволюционировать. Больше шансов на выживание и распространение у тех идей, которые так изменят мышление своего хозяина, что тот не сможет от них отказаться, а их навязывание окружающим сочтет важнее собственной жизни или жизни других людей.

Именно это могло бы объяснить, почему наиболее успешные религиозные доктрины содержат концепции кнута и пряника, и почему они настолько привлекательны для обычного человека. «Отвергнешь меня или усомнишься – будешь гореть в аду!» «Совершишь ради меня подвиг, будешь верить вопреки фактам – получишь награду. После смерти.» Более глубокий ответ на вопрос, почему выживают одни религиозные идеи, а не другие, можно найти в книге антрополога Паскаля Бойе «Объясненная религия», которую сейчас переводит на русский язык фонд Эволюция.

Наш мозг не идеален, склонен к когнитивным ошибкам. Мы часто принимаем на веру вещи, мягко говоря, не обоснованные. Паразитические идеи используют эти уязвимости нашего мозга. Развивая биологическую аналогию, нашим иммунитетом от паразитических идей выступает критическое мышление, в основе которого лежит готовность отказаться от любой идеи, если будет обнаружено, что она разбивается о реальность. На этом принципе построена вся наука, в рамках которой отбираются не те идеи, которые нам нравятся, а те, которые точнее описывают реальность, выдерживают проверку. Разумеется, первое, что должна сделать успешная паразитическая идея – этот иммунитет отключить.

Скорее всего, неспроста религиозных террористов так заботят юмористические карикатуры, из-за которых заварилась исходная история во Франции. Юмор угрожает нелепым верованиям. По представлениям Дэниела Деннета (которые мне кажутся весьма разумными), чувство юмора могло возникнуть в процессе эволюции, как механизм «выискивания ошибок в нашем мышлении». Смешно то, что не имеет смысла или имеет не тот смысл, как полагалось ранее. Юмор стимулирует нас думать, а это плохо для слепой веры.

Что же происходит потом, когда юмор и критическое мышление подавлены? Человек, больной синдромом приобретенного иммунодефицита, умирает не от вируса, вызвавшего иммунодефицит, а от многочисленных оппортунистических инфекций, которые налетают на незащищенное тело. Мы часто наблюдаем, как одна паразитическая идея приводит за собой целый вагон иных, казалось бы, не связанных заблуждений. Тут вам и молитвы, и аура, и экстрасенсы, и магия, и телегония, и святая вода, и мировой заговор, и мат, вызывающий мутации в ДНК, и так далее.

Можно предположить, что и радикальные проявления веры, требующие от человека экстремальных поступков (как в случае с терроризмом), вырастают на почве, подготовленной другими заблуждениями. В каком-то смысле фанатизму можно научиться: в меру безобидная паразитическая идея требует поступиться некоторыми принципами мышления (будь то логика, рациональность или отсутствие двойных стандартов), и на ее место приходит более опасный штамм глупости. Вот и выходит, что террорист – человек, с заразным, эволюционно приспособленным идейным мусором в голове.

Бороться с терроризмом можно и нужно (хотя бояться его не стоит: от рук террористов погибает в тысячи раз меньше людей, чем от автомобильных аварий, вот что намного опасней), но, наверное, не стоит игнорировать, как это пытаются делать многие современные политики, ту почву, из которой он произрастает. Если бы фанатик умел критически мыслить, он бы не был фанатиком, он бы мог задуматься о бессмысленности своего поведения, выслушать аргументы оппонентов, признать, что ошибался и заняться чем-нибудь еще. Нужна профилактика терроризма, а начинается она с пропаганды здравого смысла и критичного отношения к себе и своим идеям.

Tags: общество, философия
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 480 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →