scinquisitor (scinquisitor) wrote,
scinquisitor
scinquisitor

Гнойный против Оксимирона, Давид против Голиафа и наука против теорий заговора

Если даже я в теме, то наверно рэп-битву, набравшую за пару часов 1.5 миллиона просмотров будут сегодня обсуждать все. Но только я расскажу вам причем тут наука, дам ссылку на хорошую книгу и интересную лекцию на TED. И все это будет по теме!



В третьем раунде рэп-битвы Оксимирон рассказал про архетипы персонажей из историй, сказок, мифов, легенд, религий. Про героя, который должен пройти путь, победить врага и вернуться другим человеком. Такой сюжет повторяется в самых разных произведениях. Себя Оксимирон называет героем, а оппонента врагом, который существует только как очередное препятствие на "Пути".

Оксимирон проиграл. Хотя он был фаворитом: более известный и не имевший ранее поражений рэпер.

Неправильно выбрал архетип? Ошибки можно было избежать.

Прикладываю отрывок из главы "Преимущества недостатков" книги «Недоверчивые умы» психолога Роба Бразертона.

"Все любят победителей. Психологи называют это «греться в лучах чужой славы». В классическом исследовании 1973 г. группа ученых под руководством Роберта Чалдини обнаружила, что, когда школьная футбольная команда во время выходных выигрывала матч, в понедельник большее количество учащихся приходило в класс в одежде с командной символикой, чем когда команда проигрывала. Еще интереснее, что, когда речь заходила об игре, которую команда проиграла, студенты чаще говорили «они проиграли», а про выигранные матчи – «мы выиграли». Склонностью греться в лучах чужой славы можно объяснить и многие другие особенности поведения, например то, что в детстве нам хотелось проводить время с «крутыми» сверстниками, а также бессмысленное хвастовство знакомствами и популярность дорогих фирменных товаров (и их дешевых имитаций). О нас судят по нашему кругу общения, и мало кому нравится крутиться среди неудачников. Мы хотим хотя бы чуть-чуть приблизиться к тем, кто побеждает в жизни.

И если есть кто-то, кого мы любим больше, чем прирожденного победителя, так это заведомо обделенный герой (аутсайдер, андердог), у которого, кажется, вовсе нет шансов. Нагляднейший пример – ветхозаветная история о Давиде и Голиафе. Голиаф ростом почти три метра, покрыт броней, умело владеет мечом, вроде бы непобедимый боец филистимлян. Давид – всего лишь юноша с пращой и пригоршней камней. У Давида нет никаких шансов победить, и все это понимают; даже царь Саул, самый высокий человек в Израиле, говорит ему, что это безнадежная битва. Но Давид не отступает. Он уверенно выходит на поле боя и, попав Голиафу камнем между глаз, мгновенно его убивает.

Давид – пример архетипа обделенного героя. Не случайно говорится, что он был младшим из восьми братьев. Когда Дж. Роулинг создавала Гарри Поттера, она наделила его очками как постоянным напоминанием о его уязвимости. Фродо Бэггинс у Толкина, ростом метр с небольшим, – миролюбивый хоббит, очутившийся в опасном мире орков и драконов. Начиная от Рокки Бальбоа и заканчивая «Паровозиком, который смог», наиболее живучие и любимые персонажи всех времен – явные аутсайдеры, смело побеждающие свои недостатки и преодолевающие огромное неравенство с помощью сильного желания и решимости.

Такие герои пользуются популярностью не только в фантастических рассказах. Психолог Джозеф Ванделло занимается психологией этого архетипа. За месяц до начала летних Олимпийских игр 2004 г. Ванделло с коллегами составил список общего числа медалей, которые некоторые страны выиграли за все время существования игр: у Швеции их было около 500, у Бельгии – порядка 140, у Словении – только 6. Затем они спросили у американских студентов, какую из двух стран те предпочли бы видеть победителем в некоем абстрактном соревновании по плаванию. Если предлагали выбрать между Бельгией и Швецией, большинство студентов были на стороне более слабой Бельгии. Но привлекательность обделенной стороны относительна. Когда выбор был между Бельгией и Словенией, Бельгия становилась сильной стороной, и большинство людей хотели, чтобы она проиграла аутсайдеру Словении. Ниру Пахариа с коллегами отметили, что при показе Олимпийских игр по телевидению часто подчеркивается обделенность участников соревнований, например, пловца Майкла Фелпса воспитывала мать-одиночка, а родители гимнастки Шон Джонсон дважды закладывали дом, чтобы оплатить ее занятия гимнастикой. Итак, Ванделло и другие ученые выяснили, что примерно три четверти людей в спортивных состязаниях будут болеть за аутсайдера (если, конечно, у них нет какого-то собственного интереса в этой игре).

Тот же механизм, благодаря которому мы предпочитаем болеть за обделенных спортсменов, влияет и на то, как мы тратим деньги. Маркетологи знают, что поддержание имиджа «маленькой компании, с трудом прокладывающей путь наверх» может склонить потребителя покупать именно продукцию этой компании, а не аналогичные товары крупных лидирующих корпораций. Джилл Эйвери, преподаватель Гарвардской школы бизнеса, рассказывает, что «Пивоварня Samuel Adams напоминает, какая она маленькая по сравнению с гигантом Anheuser-Busch, умалчивая о том, насколько она огромна по сравнению с большинством производителей крафтового пива». Эйвери говорит о том, в чем разбирается: она была ответственной за рекламу в компании Самуэля Адамса. Точно также Apple, Google и Hewlett-Packard часто вспоминают, что были созданы в гараже, когда имелась лишь яркая творческая идея и страстное желание воплотить ее в жизнь.

Политики тоже знают о преимуществах казаться обделенным. В опубликованной в 2009 г. статье Ванделло отмечает, что политические кандидаты часто стремятся преуменьшить свои возможности и подчеркнуть явные трудности. «Когда тебя зовут Барак Обама, ты всегда будешь аутсайдером в политической гонке», – сказал Обама накануне выборов 2008 г. Ту же тактику он использовал при подготовке избирательной кампании в 2012 г.

Когда Обаму спросили, аутсайдер ли он сейчас, он не колеблясь воспользовался этим ярлыком: «Именно так ‹…› Я привык быть аутсайдером». У соперника Обамы, республиканца Митта Ромни, были похожие мысли. Отставая по результатам опросов, Ромни сказал: «Чтобы вести серьезную борьбу, всегда хорошо казаться аутсайдером». Ромни был прав. Ванделло обнаружил, что мы воспринимаем политического кандидата как более привлекательного и при этом не менее компетентного, если он считается аутсайдером. (Однако в данном случае это не помогло Ромни победить уже действующего аутсайдера.)

Когда одну или другую сторону конфликта называют обделенной, это может даже повлиять на наше восприятие кровавого международного конфликта. В исследовании, проведенном в 2007 г., Ванделло спрашивал студентов, как они относятся к Израилю и Палестине.

Помимо краткой истории конфликта студентам предоставляли карту региона, чтобы они могли составить свое мнение. При этом у половины участников на карте были изображены только Палестина с Израилем, Израиль занимал большую часть территории, и лишь маленькие кусочки были палестинскими – Газа и Западный берег Иордана. Другая половина студентов видела карту Ближнего Востока, так что Израиль казался маленьким по сравнению с соседними странами. Оказалось, что разница в масштабе карт имела большое значение. Когда просто в силу соотношения размеров Палестина казалась обделенной, ей сочувствовали чуть больше половины студентов. Когда же обделенным выглядел Израиль, более чем три четверти участников сказали, что поддерживают израильтян.

Нам кажется, что те, кто обделен, прикладывают больше усилий, они более упорные, мужественные и волевые. В исследовании, где подбирали кандидатов на вымышленную работу, оказалось, что неудачливые соискатели кажутся нам физически более привлекательными, чем их успешные конкуренты. Наша любовь к тем, кто испытывает трудности, коренится очень глубоко. Насколько глубоко, продемонстрировал психолог Скотт Эллисон вместе с коллегами в исследовании, проведенном в 2008 г. Ученые использовали простую анимацию длительностью 15 секунд, на которой два круга двигались вдоль горизонтальной линии с выпуклостью посередине, образующей что-то вроде холмика. Светло-серый кружок двигался слева направо с постоянной скоростью.

Темный кружок заметно замедлялся, когда наталкивался на холмик, как будто ему тяжело подняться вверх по склону. Этого небольшого различия оказалось достаточно, чтобы вызвать у зрителя сочувствие к тому, кому приходится тяжело. На вопрос, как они относятся к каждому из кругов, люди говорили, что темный им симпатичнее, чем светлый.

Окончательно вопрос был прояснен с помощью другой версии этого видео. Там темный кружок не просто испытывал трудности с подъемом, а ему активно препятствовал светлый: он намного быстрее темного поднимался по склону, но на полпути возвращался обратно и спихивал безобидного товарища вниз по склону. Этот ролик вызвал у зрителей сильнейшую реакцию. Эллисон пишет, что они были «заметно взволнованны, когда увидели, что обижают темный кружок, которому трудно подниматься ‹…› После окончания исследования они нам говорили, что такое агрессивное поведение по отношению к слабому совершенно неприемлемо».

С помощью этих кружков Эллисон выявил ключевые черты, необходимые для того, чтобы стать обаятельным неудачником: вы должны находиться в невыгодном положении, и оно должно быть несправедливым – либо из-за нехватки возможностей, либо из-за злонамеренных действий агрессивного противника. Когда мы чувствуем, что кто-то занял невыгодное положение по своей вине, что у него было все необходимое для достижения успеха, тем не менее он проиграл, мы относимся к таким персонажам даже хуже, чем к обычным неудачникам. Но незаслуженно обделенные пробуждают наше чувство справедливости. Нам хочется, чтобы с лидера сбили спесь, а угнетенный победил. Если говорить о теориях заговора, то непременно найдется сторона, несправедливо попавшая в невыгодное положение.

Книгу можно приобрести тут:
https://www.litres.ru/rob-brazerton/nedoverchivye-umy-chem-nas-privlekaut-teorii-zagovorov/

==========

Про Обаму и Ромни и то, как тщательно они пытались выдать себя за аутсайдеров есть отличная иллюстрация на английском:



Как вы уже догадались, в битве рэперов архетипы все же были, просто Оксимирон был "Голиафом" (правда невыского роста). В этом нет глубокого смысла, но это забавно. И может быть поэтому эта словесная битва уже стала такой популярной.

Кстати, история про библейского Голиафа на самом деле не так проста. В пабмеде есть статья
[https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4113151/], где высказана гипотеза, что Голиаф страдал наследственной формой гигантизма. При этом человек часто имеет проблемы со зрением. Гигант оказывается слепым и потому уязвимым к летящим в него камням из пращи.

На эту тему есть прекрасная лекция на TED от Майкла Гладвелла, которая помогает увидить оригинальную библейскую историю под другим углом.

Приведу отрывок транскрипта. Но лучше послушайте все выступление:

Про Давида:

"Хорошо, давайте остановимся на фразе «Всё, что есть у Давида — это его праща», потому что это первая ошибка, которую мы совершаем. В древнем военном деле есть три типа воинов. Конница — люди на лошадях с колесницами. Тяжёлая пехота — это пешие солдаты, вооружённые пешие солдаты с мечами и щитами и какой-то бронёй. И артиллерия — это лучники, но ещё важнее — пращники. А пращник — это тот, у кого есть кожаный мешок с двумя длинными верёвками, прикреплёнными к ней. Они закладывают снаряд, камень или грузило, в сумки и раскручивают её вот так, и затем отпускают одну из верёвок. Суть в том, чтобы запустить заряд вперёд по направлению к цели. Вот, что у было у Давида и важно понимать то, что праща — это не рогатка. Это ведь не это, так? Это не детская игрушка. Это, на самом деле, невероятно сокрушительное оружие. Когда Давид раскручивает его вот так, он вращает пращу где-то в шесть или семь оборотов в секунду. А это означает, что когда камень выпущен, он движется вперёд действительно очень быстро, возможно, 35 метров в секунду. Это значительно быстрее, чем бейсбольный мяч, брошенный даже самым первоклассным подающим. Даже больше, так как камни в Долине Эла были не обычными камнями. Они были из сульфата бария, что делает плотность в два раза выше, чем у обычных камней. Если вы проведёте расчёты баллистики, остонавливающее действие камня, выпущенного из пращи Давида, оно примерно равно остонавливающему действию пистолета 45-го калибра. Это невероятно сокрушительное оружие. Точность, как мы знаем из исторических записей, с которой пращник, опытный пращник мог стрелять, и ранить или даже убить цель на расстоянии до 180 метров. Из средневековых гобеленов мы знаем, что пращники были способны поразить птицу в полёте. Они были невероятно точны. Когда Давид занимает место — а он не на 180 метров отстоит от Голиафа — он находится довольно близко к Голиафу, когда он становится и выстреливает из этой штуки по Голиафу, у него есть намерение и большая вероятность нанести удар Голиафу в его самое уязвимое место между его глаз. Если вы обратитесь к истории древнего военного искусства, вы неоднократно наткнётесь на то, что пращники были решающим фактором против пехоты в том или ином типе битв".

Про Голиафа:

"Уже есть целое множество гипотез в медицинской среде на протяжении многих лет о том, было ли что-то фундаментально не так с Голиафом, было много попыток наполнить смыслом все эти видимые отклонения. Было написано множество статей. Первая была в 1960-м в медицинском журнале Индианы и она начала цепочку домыслов, которая начинается с объяснения роста Голиафа. Итак, Голиаф на голову выше всех своих сверстников той эпохи, и обычно, когда кто-то настолько отличается от нормы, этому есть объяснение. Наиболее распространённой формой гигантизма является состояние под названием акромегалия, а причиной акромегалии является доброкачественная опухоль в гипофизе. Это приводит к переизбытку гормона роста. И повсюду в истории, у многих из самых известных гигантов была акромегалия. Итак, самым высоким человеком всех времён был парень по имени Роберт Вэдлоу, который всё ещё продолжал расти, когда в возрасте 24 лет умер. Он был 2 метра 71 см. У него была акромегалия. Вы помните борца Гиганта Андрэ? Знаменитость. У него была акромегалия. Есть даже догадка, что у Авраама Линкольна была акромегалия. Для любого человека чрезмерно большого роста это первое объяснение, к которому мы приходим. И у акромегалии очень отчётливый набор побочных эффектов, сопряжённых с ней, главным образом связанных со зрением. Опухоль гипофиза, по мере своего роста, часто начинает давить на зрительные нервы в вашем мозге, результатом чего является то, что у людей с акромегалией либо двоится в глазах, либо серьёзная близорукость".

Короче: "Гиганты не так сильны и могущественны, какими кажутся. А иногда у молодого пастуха есть праща в кармане".

Думаю и это относится к схватке Оксимирона и Гнойного.

У меня все. Осталось поставить хештеги #VERSUS и #SLOVOSPB, чтобы приобщить любителей рэпа к научно-популярной литературе и лекциям на TED. Тут еще должен быть какой-то панч на тему моей фамилии, но я его не придумал.

Tags: #slovospb, #versus, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 206 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →