scinquisitor (scinquisitor) wrote,
scinquisitor
scinquisitor

  • Mood:

Апофения. Глава 13. Отмороженные

Предисловие

Апофени́я — переживание, заключающееся в способности видеть структуру или взаимосвязи в случайных или бессмысленных данных. Термин был введён в 1958 году немецким нейропсихологом Клаусом Конрадом, который определил его как «немотивированное видение взаимосвязей», сопровождающееся «характерным чувством неадекватной важности».

Все персонажи и ключевые события, описанные в данной новелле, являются вымышленными. Ввиду своего содержания новелла не рекомендуется никому. Данное произведение содержит материалы чувствительного характера для некоторых слоев религиозной общественности. Таким людям чтение не рекомендуется.

Сайт новеллы:
https://sites.google.com/site/thestoryofapophenia/home


PDF главы (с курсивом) PDF главы (без курсива)

<<Глава 1>><<Глава 12>>
<<Главы 14-15>


Глава 13. Отмороженные

Надевай!” — Эндрю открыл багажник электромобиля и вытащил оттуда два белоснежных прорезиненных костюма.

Это еще что?” — удивился Макс.

А разве не заметно? Это костюм белого слона Таиландского символа монархической власти. Видишь, вот у него хобот”. — Частью костюма, действительно, была маска со своеобразным шлангом вместо носа.

И к чему это, позволь поинтересоваться?

В древности в холодильные камеры центра по контролю заболеваний могли входить только избранные шаманы, которые надевали вот такие костюмы. Считалось, что те, кто войдет туда без костюма, могут прогневать духов и навлечь на себя проклятье. А нам только и не хватало древних проклятий. Нам бы своими чудесами совладать”.


Пока Эндрю возился с костюмами, Макс рассматривал через ограду отражения облаков в зеркальной поверхности корпусов НИИВТНЭ. Не верится, что я снова здесь. НИИВТНЭ сильно изменился с момента его последнего визита. Институт больше не выглядел как место, где проходят научные исследования, пусть и связанные с военными технологиями. Он выглядел как полноценная военная база. Вооруженные люди в касках патрулировали территорию на джипах, а в небе летали боевые вертолеты. Древние летательные аппараты, стоявшие на страже военной безопасности страны уже не один десяток лет. Весь служебный персонал был эвакуирован.

Держите их!” — Макс увидел, что в его сторону со всех ног мчится какой-то мужчина. Стоявшие неподалеку военные внимательно наблюдали за ситуацией, но ничего не предпринимали. — “Преступник вернулся на место преступления! Прямо как в классической полицейской истории!” — старший следователь Хэнк Робстин громко дышал, его лицо было красным от нехватки кислорода, но пистолет в руке он держал уверенно.

Будьте любезны, посмотрите вот на этот документ, прежде чем начнете всех убивать, господин полицейский”, — с притворной почтительностью обратился к нему Эндрю, протягивая прозрачную папку с бумагами, которую он успел извлечь из багажника электромобиля.

Что за черт? Держи их на мушке, — крикнул Хэнк военным. — А вы держите руки на виду, чтоб я их видел! Давай сюда бумагу”.

Эндрю отдал папку.

Так значит все-таки сообщник? Ну-ну!” — Хэнк, не опуская пистолет, взял документ и принялся читать. По его телу пробежала неприятная дрожь. Старший следователь всегда волновался, видя государственную печать. Сам министр обороны? Черти! Что творится!

Так мы можем идти? Нам вообще-то работать надо”, — спросил Макс.

Возможно, я и не могу вас арестовать, но я пойду с вами. Я не доверяю таким типам, как ты, Коваль!

А у тебя есть вот такая черная карточка для доступа в секретные подземные помещения? — Эндрю достал карточку, которая висела на серебристой цепочке у него на шее. — Подписана лично министром обороны”, — добавил он, злорадно повертев карточкой в руках.

Хэнк скривил губы. — “Дразнить меня вздумал? Даже если меня не пустят внутрь, я все равно буду следить за вами. Я не купился на эти сказки о том, что вы хотите всем помочь. Может, тебе и удалось зомбировать министра своей абракадаброй, Коваль, но на меня такое не действует”.

Это почему?” — поинтересовался Макс.

Потому, что я не идиот! У меня еще сохранился здравый смысл, старая полицейская закалка! Я вижу вещи такими, какие они на самом деле. Я ношу это, — гордо ответил Хэнк, доставая из кармана маленький голубой камень. — Аквамарин-2100 лучший нейтрализатор магии. Не ожидал от меня такого, да, Коваль? Я за него кругленькую сумму заплатил”.

Макс неуверенно посмотрел сначала на камень, потом на Эндрю.

Бесполезный кусок камня”, — махнул рукой Эндрю.

Но красивый, — добавил Макс. — Слушайте, нам нужно идти, не мешайте”.

Хэнк еще раз посмотрел на Макса, потом на Эндрю, повернулся и быстро зашагал в сторону своей машины. Чертовы отморозки.

Нарядившись Таиландскими белыми слонами, Эндрю и Макс переглянулись. Выглядели они, конечно, нелепо. Кроме того, в костюме было жарко, а каждый вдох и выдох сопровождался странным гудением хобота. “Если такова цена за спасение человечества попотеть в нелепом костюме несколько часов что же, такую цену можно и заплатить”, — размышлял Макс, пока Эндрю поправлял застежки на его костюме. Когда все закончится, Мэри будет гордиться мной.

Военные безропотно пропустили колдуна и его помощника во внутренний дворик института. Некоторые из солдат с трудом сдерживали смех, глядя на костюмы, но Макс держал голову высоко. Ничего, потерпим. И не такое унижение бывало в моей жизни, — Макс подумал о последней встрече с Реджинальдом и содрогнулся. Третий корпус. Лифт. Предъявление черной карточки электронной системе авторизации. Отдел СУБ-1.

Самое секретное место в институте представляло собой ярко освещенный коридор с белоснежными стенами и множеством запертых дверей. За дверьми располагались лаборатории, где еще недавно велись самые важные исследования в сфере военных технологий. В течение пяти минут Эндрю и Макс блуждали под высокими потолками коридора. Над их головами виднелись многочисленные металлические трубы с кранами и вентилями, прямо как в фантастических фильмах. В самом конце коридора находилась еще одна запертая дверь с табличкой, на которой было написано: “реликтовые помещения”. Макс использовал ключ, который утром передал ему сотрудник министерства обороны. Дверь отворилась, и взору предстала каменная лестница, ведущая на следующий подземный уровень.

Мы будто спускаемся в ад, в самое пекло, — довольно усмехнулся Эндрю, поправляя лямки рюкзака, который он все это время нес на спине. — Святость этого места была осквернена!” — добавил он, кивнув в сторону разбросанной по полу медицинской посуды. Внизу ждал еще один коридор.

Это смешно”, — обозлился Макс после долгих беспочвенных блужданий. Коридор на этом уровне отличался от предыдущего. Здесь было тусклое освещение, прохладно, но не сыро. Место выглядело совершенно заброшенным, древним, жутковатым. Вдоль стен располагались гудящие приборы, счетчики, системы вентиляции, давно вышедшие из производства, но все еще продолжавшие работать. Это оборудование явно выполняло какую-то важную функцию, служило цели, которая всеми была забыта. Но больше всего Макса удивили причудливые душевые кабины, расположенные по сторонам коридора. Кто захочет принимать душ в этом мрачном месте? На некоторых дверях были изображены непонятные символы, самый заметный из которых представлял собой оранжевый круг, из центра которого в три стороны торчали симметричные изображения, похожие на головы рогатых антилоп. Максу показалось, что он уже где-то видел этот символ, но он не помнил где. Все увиденное на этом этаже служило далеким напоминанием древней угасшей культуры. Старая наука.

Мы пришли, — сказал Эндрю, встав напротив широкой стеклянной двери, за которой виднелось компактное помещение. — Это называется шлюзом. Нужно найти переключатель, чтобы нас пустило в следующий отсек”. — Эндрю нажал на большую красную кнопку на стене. Загорелся красный свет и дверь, через которую Макс и Эндрю только что вошли, глухо закрылась.

Что происходит? — испуганно спросил Макс. — Мы заперты в этой маленькой комнате!

Все в полном порядке. Я надеюсь, что механизм до сих пор работает”, — ответил Эндрю. В этот момент с потолка начала распрыскиваться вода, и комната стала постепенно наполняться туманом. Когда Макс совсем перестал что-либо видеть, распрыскиватели выключились, и подул теплый сухой воздух. Туман стал разрежаться, возвращая видимость к норме. Все это продолжалось несколько минут, и у Макса нарастало чувство дискомфорта. Вдруг лампочка в углу комнаты сменила цвет с красного на белый, раздался щелчок, и открылась дверь в хранилище.

Зачем все это было?” — продолжал удивляться Макс.

Просто так. Как в фильмах иногда показывают. На самом деле я не знаю зачем, но знаю, что так положено. Наши предки были не без причуд, не так ли?

Если бы Макс был экстрасенсом и мог проникнуть в разум Эндрю, его бы, наверное, оскорбило сравнение собственной персоны с жителями острова Фиджи, практиковавшими культ карго.

Во время Второй мировой войны тихоокеанские островитяне видели, как на посадочные полосы аэродромов садятся самолеты и привозят полезные грузы. После войны самолеты перестали прилетать, но островитяне продолжали устраивать подобия взлетных полос, разжигали рядом костры, размахивали бамбуковыми палочками, повторяя действия белых людей, и даже изготавливали деревянные самолеты, ожидая, что эти ритуалы заставят магических летающих существ вернуться. Не так ли зарождаются все религии?

Тем временем Максу удалось разглядеть внутренности того, что напоминало гигантский холодильник: серые металлические стены, множество медленно раскачивающихся вентиляторов и огромное количество, сотни, тысячи металлических контейнеров, аккуратно разложенных по полкам.

Пока Макс разглядывал саму комнату, Эндрю сконцентрировался на содержимом контейнеров. Он ходил от ящика к ящику и внимательно рассматривал этикетки. Не без усилия он открыл крышку одного из контейнеров. Макс подошел ближе и заглянул внутрь. Ящик был наполнен пробирками, тысячами маленьких пробирок с какой-то странной жидкостью. К каждой пробирке прилагалась запечатанная металлическая игла. Во внутренней стенке самого ящика дружелюбно моргала энергосберегающая лампочка.

Я сейчас заплачу от умиления! — взволнованным голосом сказал Эндрю. — Это оставили нам наши предки. Они предвидели, что наступит день, когда нам будет нужна помощь. И оставили нам средство для спасения, чтобы выручить своих бесполезных внуков и правнуков! И вот мы здесь, в этом памятнике древней забытой культуры, которая столько могла бы нам дать…

Макс кивнул, делая вид, что понимает, о чем речь. На самом деле он уже давно смирился с тем, что кругом происходит что-то странное. Он знал лишь одно: похоже, Эндрю знает, что делает.


Тебе нужно зарядить жидкость во всех этих ящиках своей положительной энергией. Как тогда, когда ты заряжал воду. Потрать на это полчаса или час, а я пока помечу все необходимые ящики для людей из правительства. Чтобы они не перепутали. Здесь слишком много всего, чтобы мы могли сами унести. Но мы нашли то, что искали!

Макс попытался сконцентрировать мысли. Тем временем Эндрю извлек из рюкзака термос и начал укладывать в него пробирки, весело напевая себе под нос.

Что ты делаешь?” — поинтересовался Макс.

Неизвестно, сколько все это пролежало здесь. Наша задача убедиться в том, что заряженная твоей силой жидкость их этих пробирок безопасна для человека. Поэтому я беру образцы, мы будем испытывать их сами. На себе. Больше не на ком. Надеюсь, ты понимаешь, что иначе нельзя?

“Понимаю, — ответил Макс и продолжил концентрироваться. — Я люблю тебя. Люблю больше всего на свете”, — прошептал он.

“Ты что, братюнь, голубой?” — усмехнулся Эндрю.

“Я не тебе, дубина. Я воду заряжаю”.

“Все. Понял. Не мешаю!” — сказал Эндрю, засовывая в термос последнюю уместившуюся пробирку.

Через час Макс и Эндрю снова сидели в электромобиле. — “Ну что? Готов? Засучи рукав и дай мне свою руку”.

Эндрю достал пробирку из термоса и снял колпачок с иглы.

<<Главы 14-15>


Tags: Апофения, антиутопия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments