Category: наука

Почетный академик ВРАЛ

Закончились очередные выборы Почетный Академик ВРАЛ (Врунической академии лженауки). Поздравляю победительницу и финалистов!

1-е место Наталья Зубарева, популяризатор БАДов
2-е место Николай Стариков, конспиролог
3-е место Катя Тхи, инстаграмный гомеопат, антивакцинатор

Полезно вспомнить, в какой замечательной компании они оказались.

Предыдущие лауреаты Премии:

Ирина Ермакова, борец с ГМО
Григорий Алфеев, креационист, распространитель теологии
Олег Эпштейн, бизнесмен, создатель инновационной гомеопатии

Предыдущие финалисты:

Михаил Задорнов, популяризатор фриколингвистики
Анатолий Фоменко, заслуженный творец альтернативной истории
Игорь Прокопенко, разоблачитель заговора рептилоидов
Ольга Ковех, отрицатель ВИЧ
Евгений Понасенков, маэстро
Сергей Савельев, профессор!
Герман Стерлигов, испепеляющий колдунов-ученых

Все истории о «вредных ГМО» — фейки или плохая наука

Интервью для Business FM

Что такое ГМО?


Александр Панчин: Все живые организмы — мутанты, включая нас с вами. То есть мы генетически отличаемся от наших предков. Какие-то мутации хорошие, какие-то вредные, какие-то нейтральные. А ГМО называют таких мутантов, которые были получены в лабораториях человеком. Хотя, казалось бы, совершенно не важно, каким образом мутация возникла — из-за того, что ошибся фермент, который удваивает молекулу ДНК, пытаясь ее копировать, или то же самое сделал генный инженер. Важны лишь последствия мутаций — как они изменили организм.

Поясню на примере. Есть порода быков бельгийская голубая. Они имеют мутацию, из-за которой у них очень развиты мышцы. Эти животные большие и крупные, и хотя журналисты часто ошибочно называют их ГМО, они — натуральны, без ГМО, и выведены селекцией. А вот мышки, которым сделали ту же самую мутацию с помощью генной инженерии — уже ГМО. Хотя мутация та же и свойства те же. Так есть ли смысл вообще использовать слово ГМО? Мне кажется, что нет. Есть конкретные организмы с конкретными свойствами и мутациями. Термин «ГМО» не имеет биологического смысла, только юридический.

Можно ли распознать ГМО вне лаборатории? Существует ли стандарт, по которому продукт, животное будут считаться генно-модифицированными?

Collapse )

Лечение ишемии головного мозга гомеопатией – о некоторых кандидатах в академики и членкоры

Академия наук понесла большие репутационные потери, когда членом-корреспондентом РАН стал Олег Эпштейн, владелец и директор компании Materia Medica, которая производит так называемые релиз-активные препараты. Это замаскированная форма гомеопатии, получаемая путем многократного разведения антител к различным молекулам. Из рецензируемых научных журналов уже отозвано четыре статьи Олега Эпштейна (см. Retraction Watch Database), а в рамках ежегодной всероссийской премии «За верность науке» его компания получила антинаграду за «самый вредный лженаучный проект» от Министерства образования и науки РФ. Подробную критику релиз-активных препаратов можно прочитать в нашей с коллегами статье «Drug Discovery today: no molecules required» в журнале British Medical Journal Evidence Based Medicine или в моей научно-популярной статье «Стыдливое мракобесие».

Сейчас проходят очередные выборы в РАН и я узнал, что не менее трех кандидатов из списков являются авторами статей про релиз-активные препараты. А именно: Маринэ Танашян, Владимир Парфенов и Дмитрий Пушкарь.

Collapse )

Гадание по гормонам – соматипология глазами физиолога

Константин Шадрин называет себя российским ученым и создателем соматипологии – «науки о влиянии гормонов на телосложение». Он пишет, что «у каждого человека преобладает действие определенного гормона или группы гормонов. Это можно определить по телосложению. Владея такой информацией, мы знаем глубинные черты характера и можем предвидеть, как человек будет себя вести в жизненных ситуациях».

Ранее я писал, что научных публикаций у Константина Шадрина нет, а своим критикам он угрожает судами, чем добился пока исключительно эффекта Стрейзанд. Теперь же попробуем разобраться, понимает ли Константин Шадрин хоть что-то про гормоны.


Ниже комментарий, о котором я попросил физиолога, кандидата биологических наук Екатерину Виноградову.

Collapse )

«Геями не рождаются, а становятся?»: порочный цикл научных новостей в действии

Недавно в Science [1] вышла новая статья про генетику гомосексуального поведения. К сожалению, некоторые СМИ настолько исказили выводы исследования, что поневоле вспоминается мем про «жизненный цикл научных новостей». В этом меме «благодаря» последовательным упрощениям открытие «А кое-как коррелирует с Б, если В, при допущении Д и в условиях Е» превращается в ношение шапочки из фольги для защиты от А.


Вот примеры. ИА Regnum: «Сексуальное поведение человека генетически не обусловлено – ученые». REN TV: «Ученые нашли причины гомосексуальности <…> Эксперимент помог найти 5 участков хромосом, связанных с однополыми предпочтениями, эти же области отвечали за облысение у мужчин, обоняние, курение табака, употребление марихуаны, любовь к риску». Первая Крымская: «Гены не влияют на сексуальную ориентацию». Webinfo: «Исследование показало: геями не рождаются — геями становятся». Давайте разберемся, что тут не так.

Collapse )

Кругом иностранные научные шпионы!

Сегодня меня разбудили журналисты. Они просили прокомментировать приказ Министерства образования и науки о том, что для общения с иностранными учеными теперь рекомендуется получить письменное разрешение руководства, а потом написать о беседе отчет и заверить его печатью. Сначала я подумал, что это какой-то пранк от информационного агентства «Панорама». А потом я нашел в газете ТрВ-Наука сканы данного приказа за подписью министра М.М. Котюкова.

Сложно подобрать слова, чтобы описать насколько этот приказ абсурден. Интересно, а если ученый работает и в России и в зарубежном институте, ему не надо брать справку, чтобы поговорить с самим собой? Непонятно что делать с тем фактом, что у нас куча международных проектов, в том числе в рамках грантов РФФИ для сотрудничества между Россией и Индией, Ираном, Францией и другими странами. Участникам писать отчеты после каждого рабочего дня или на всякий случай, если ученый ушел на обед, а потом снова встретил зарубежных коллег, лучше составить отдельные дообеденные и послеобеденные отчеты по числу встреч? Увы, про это в рекомендациях не сказано.

И как так получается, что от ученых справедливо требуют публикаций на английском языке в рецензируемых международных журналах, и от этого зависит получение финансирования, но рассказ об этих же исследованиях в личной беседе требует какой-то особой бумажки?

Понятно, когда речь о какой-то лаборатории, где делают секретные разработки и люди подписывают соглашения о неразглашении. Но в целом наука – это одна из самых свободных сфер человеческой деятельности. Без свободы в науке никак. Ученые должны обмениваться мнениями, критикой, результатами экспериментов, чтобы знать, что воспроизводится, а что нет, чтобы развивать идеи коллег. Сейчас во всем мире обсуждают важность публикации всех сырых данных для того, чтобы наука была еще прозрачней. Разве свободный доступ к научному знанию не является одной из важнейших человеческих ценностей?

Утешает только то, что по-хорошему на все эти рекомендации можно (и нужно) наплевать.

Раздельный сбор научного мусора: как ВАК отбирает журналы

Ученые публикуются в научных журналах. Статьи нужны не только для распространения добытых знаний – они используются во всевозможных отчетах по грантам, требуются при защите диссертаций и в целом важны для академической карьеры. Увы, наряду с нормальными научными изданиями, статьи в которых рецензируются перед публикаций, и которые иногда читают и цитируют специалисты, существуют журналы мусорные и даже хищнические, публикующие любую ерунду (нередко за деньги).

Недавно меня спросили, хороший ли журнал некий World Journal of Pharmaceutical Research. Я зашел на его сайт и посмотрел последний выпуск. Это нечто!

Итак, в одной статье авторы изучали «квантово-химические» взаимодействия между глюкозой и аминокислотами инсулина с помощью молекулярного моделирования (это реальный метод в медицинской химии). В итоге авторы определили «активный сайт» взаимодействия инсулина с глюкозой. Вот только инсулин напрямую не взаимодействует с глюкозой. Он связывается с инсулиновыми рецепторами, что приводит к входу глюкозы в клетки. Глюкозу «чувствуют» бета-клетки островков Лангерганса в поджелудочной железе, причем не напрямую, а по уровню продуктов ее распада. Уровень глюкозы в крови через множество биохимических цепочек воздействует на мембранный потенциал этих клеток, что в свою очередь влияет на выброс инсулина.

К слову, в работах, имитирующих научные, часто используются правильные научные слова в бессмысленных комбинациях. Например, слова «интерферон» и «антитела» имеют смысл, а вот лечение гриппа разведенными антителами к интерферону (как в случае «Анаферона») смысла не имеет.

Collapse )

Дети против академиков. Научная сага

Конечно, честнее было бы назвать этот пост «школьники против члена-корреспондента РАН», но так звучит красивее, а сути не меняет. Итак, недавно я ездил на Летнюю Школу с лекцией про псевдонаучные заблуждения. На следующий день мы с куратором биологического отделения решили провести для учеников интерактивный семинар, чтобы выяснить, смогут ли школьники-биологи самостоятельно найти и обосновать ошибки в статьях, опубликованных в международных рецензируемых научных журналах.

В том, что ошибки будут, я почти не сомневался. Доктор медицинских наук, член-корреспондент РАН Олег Эпштейн, работы которого предстояло анализировать, уже имеет три отозванных статьи и две статьи, отмеченные издательством как «вызывающие сомнения» (Notice of concern). Мы с коллегами разбирали и критиковали и другие его работы, посвященные так называемым релиз-активным препаратам или, как я люблю говорить, «стыдливой гомеопатии». «Стыдливой» потому, что когда-то препараты назывались гомеопатическими, но потом это слово исчезло из их описания. А вот действующего вещества не прибавилось – как были 12 последовательных сотенных разведений, так и остались. Желающие узнать подробности могут прочитать мою статью «Стыдливое мракобесие» (научно-популярный вариант) или нашу с коллегами работу «Drug discovery today: no molecules required» (Открытие лекарств сегодня: молекулы не нужны) в British Medical Journal Evidence Based Medicine.

По релиз-активным препаратам у Олега Эпштейна есть целый ряд статей, опубликованных в средненьких, но все же приличных научных журналах. Раз статьи вышли в свет, значит, ни авторы, ни рецензенты, ни редакторы проблем не увидели. А что насчет школьников?

Collapse )